13:46 

lisya1983
Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
Агнесс Тревельян не пишет писем домой: она и без того уверена, что родители в курсе, что она теперь Инквизитор. Мама несомненно сокрушается по этому поводу: дочь не составит приличной партии, а папа может быть даже втайне доволен, ведь несносный ребенок так или иначе имеет отношение к церкви.
Как хорошо, что слухи о ней и Жозефине еще не достигли их ушей и серые глаза ее принцессы сияют как звезды, не омраченные родительским осуждением, которое воспоследовало бы так или иначе. Она говорит о необычно ярким солнце, знаменующим большую победу Инквизиции, а Агнесс говорит, что видит здесь единственное солнце и оно точно не на небесах. Жозефина смущается как девочка, а Инквизитор Тревельян берет ее за руку и гладит пальцами прохладную ладонь своей принцессы.
Вдали от родителей, ломавших ее жизнь, как ломают неправильно срастающиеся кости, Агнесс думает о том, что все сложилось совсем неплохо: они часто болтают с Федериком Серо о драконах, Варрик травит байки, Дориан размышляет о том, что он может сделать для Тевинтера, Лелиана преклоняет колени перед ликом Андрасте, сама лицом похожая на нее, Блэквол красит деревянные игрушки для осиротевших детей из Убежища, Кассандра, краснея, читает очередную похабную книжку, сочиненную гномом...
Жизнь течет. Только без Соласа и его рассказов о воспоминаниях и духах немного грустно, саднит в области сердца - так грустят о друге, вполне живом и здоровом, но бесконечно далеком, с которым едва ли сумеешь увидится на этом свете.
Где-то в глуши, на одной ей ведомых тропинках затерялась Морриган, вместе с ее странным сыном. Когда они уходили из Скайхолда и Агнесс вышла проводить их, несмотря на возражения ведьмы, Тревельян заметила краем глаза Лелиану, почти сливавшуюся с тенями.
- Она не выйдет на свет. - покачала головой Морриган, видимо тоже заметившая тайного канцлера. - Так странно... сейчас она куда больше напоминает юную, наивную и глупую послушницу из Лотеринга. Должно быть это ваше дурное влияние, леди Инквизитор.
- Вы о чем? - недоумевает Агнесс.
- Она же говорила вам, что мы знакомы? - улыбнулась ведьма. - Я знала ее, ведь мы вместе путешествовали с Героем Ферелдена.
Морриган уходит, а Агнесс, наблюдая восхождение Лелианы, часто вспоминает о словах, сказанных морозным ясным утром во дворе Скайхолда. Надлом, почти кричавший о себе исчез, зарос, покрылся новой кожей, девочка, блуждавшая во тьме, убивавшая во имя Церкви, вновь нашла себя.
Кассандра говорила о том, что они с Лелианой помнят разную Джустинию, но может быть всем нам нужно от чего-то оттолкнуться, что-то надстроить, чтобы взлететь? Может быть Лелиане просто надо было верить в Джустинию ее мечты, чтобы помочь самой себе исцелить надломленным крыльям?
О высших Жрицах пишут разве что жизнеописания святых, в которых полно благородных свершений, наложения рук и исцеления душ страждущих, ведь такие жизни просто обязаны блистать, ослепляя своим светом, но где-нибудь в библиотеке Скайхолда наверняка затеряется история Дивайн Виктории - книга-апокриф о обретении веры одной девочкой, прошедшей долиной смертной тени. В этой истории будут и сомнения, и плотно сжатые губы и нарочито холодный тон и попытка сыграть в безжалостного полководца, который во имя высшего блага, забывает о жалости и милосердии и о надежде, куда же без нее. И идеалах.
Кто мы без идеалов?
Про каждого из окружающих ее людей, эльфов и гномов Агнесс могла бы написать книгу не хуже Варрика, но по-настоящему трогают ее сердце немногие сюжеты.
- Кассандра. Чтобы ты написала о ней? - спрашивает Жозефина.
Это точно была бы история о дороге. О человеке, который, на первый взгляд, мало подходит для поисков Истины: слишком уж тяжело леди Пентагаст воспринимать этот мир неоднозначно, хотя она и старается - со всей неуклюжестью ребенка. Из Лелианы могла бы получиться Искательница не хуже, если не лучше, но Верховная Жрица на своем тернистом пути искала истину внутри себя и наверное потратила на это слишком много времени.
Кассандра негодует, одобряет, смущается, возмущается и наверняка в минуты гнева может ударить наотмашь. У нее чарующая походка кавалериста и шрам во всю щеку, она опасный враг и добрый друг, а еще ее просто невозможно не любить, как нечто настоящее и цельное.
- Такие истории обычно слишком скучны, ведь люди любят страдания и преодоления, а не истории о человеке, без трещин и изъянов. Да и книга не может передать и сотой доли очарования леди Пентагаст.
- Уж не влюбилась ли ты?
- Тут у меня просто нет шансов. - Тревельян крепче прижимает к себе Жозефину. - И вообще, писатель из меня наверное никудышный. Лучше охотиться на драконов.

@темы: я идиот, убейте меня кто-нибудь!, распознавание образов, Мысли, Креатифф, Dragon Age

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Осветило солнце с южной земли и дуб, и терновник и ясень. (с)

главная