Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:31 

lisya1983
Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
Меня всегда по-особому привлекала и интересовала тема некромантии. Не как ремесло поднятия неаппетитных зомбаков, а скорее вопрос: что это, как это и откуда возникло?
Ну я решил пофантазировать и... понеслось.

Осеннее солнце похоже на обманку, мираж: светит, ослепляя глаза, но не греет. Я подношу ладони ко рту, чтобы подуть на них и согреть пальцы своим дыханием, рассеяно думая, что если бы не обстоятельства моей невеселой, в общем-то, жизни, какой-нибудь романтичный юноша, мог бы сделать это за меня. И тут Крис берет мои ладони в свои и дует на них, а я в который уж раз проклинаю эту способность миньонов: во всем следовать желаниям хозяина.
– Не стоило. – я качаю головой. – Могла бы и сама.
– А ты вообрази меня романтично настроенным юношей, – подмигивает он, – и все в порядке.
– Ты миньон. Не романтичный юноша, а оружие в моих руках. Кроме того, формально ты мертвец.
– Ты не могла бы хоть иногда не упоминать об этом? – морщиться Крис. – Почему бы мне, ради разнообразия, не вести себя как парень, которого у тебя никогда не было?
– Туше, засранец. И спасибо.
– Я всегда твой, Эмма. – он отвешивает мне шутовской поклон и я, против воли, улыбаюсь. Никогда не любила эту часть своего ремесла: подчинение неживого, но иногда другого способа исправить ситуацию нет. Когда мы с Крисом встретились впервые, он умер от внезапной для него самого передозировки и его душа металась между мирами. Я заключила с ним договор: вернувшись в наш мир он будет моим орудием, слугой, миньоном некроманта, не принадлежащей этому миру сущностью. Люди забывают о нем через несколько минут с момента встречи – реальность всегда исправляет искажение, которое мешает ей существовать.
Но порой мои собратья искажают, оскверняют реальность настолько, что требуется серьезное вмешательство, дабы исправить ситуацию. Несколько дней назад, мы с Крисом столкнулись с молодым некромантом, забывшим о правилам, благодаря которым нашему собрату удается ходить по узкой грани между жизнью и смертью, не подвергая свою душу смертельной опасности. Мне почему-то врезались в память его большие круглые очки, всклокоченные волосы и сила, давившая на реальность, плавящая пласты пространства и времени. Память старых домов, земли, скрытой под асфальтом, просачивалась тонкими белесыми струйками, обретала форму душ, когда-то живших в гостеприимных стенах. Кто-то из них умер своей смертью, были парочка самоубийц или люди, знавшие счастливые минуты на маленьких балкончиках с геранью – всех их призвала сила молодого некроманта. Их души были далеко отсюда, тела давно сгнили в земле, но стены помнили, земля знала все свои трещинки, по которым когда либо ступали эти люди и вот эту память и вызвал к жизни наш с Крисом противник.
А ведь мы были рождены, чтобы успокаивать землю и ее память о всех, когда либо живших на ней, память, разбуженную неразумным словом, взывающим к мертвым или той силой, что лежит вовне нашего мира, но страстно желает проникнуть в него и пожрать. Мы зовем их Бесформенными – теми, кто жил до начала времен и никогда не имел телесного вместилища. Некроманты всегда слышат их вкрадчивый шепот в начале своего пути – как мохнатый паук, что ползет где-то на границе зрения, перебирая мерзкими лапками. Кто-то поддается ему раньше, кто-то позже, становясь послушным орудием в руках довременных тварей, есть и те, кто отказался от даров Бесформенных – как мой дед или я. Но те, кто поддался, грубо прерывает бытие реальности, нарушает законы жизни и смерти, создавая живое из неживого, будит память земли, поднимая целые кладбища. Были ли они изначально слабыми или поддались зову в моменты отчаяния, результат всегда один – Бесформенные проникают в наш мир, пожирая душу некроманта и мы окончательно теряем еще одного своего собрата. Еще один камень из ограды, охраняющей наш мир рассыпается в прах, еще одна душа бесследно исчезает в мутном потоке изначального небытия.
Грущу ли я о каждом некроманте, которого убиваю ради восстановления равновесия этой реальности? У меня нет времени на рефлексию. Крис в такие моменты кажется забывает, что при жизни был всего лишь подающим надежды поп-идолом – в его руках блестит серебряный меч (я сказала ему, что любую нечисть можно убить таким оружием и он верит, но, что самое удивительное – это и правда работает), тело сжимается перед прыжком, нарушающим все законы реальности. Но в такие моменты мы создаем свою маленькую реальность, в которой возможно все.
Не только обезумевший ботаник умеет искажать пространство и время. Только я заставляю их течь в другую сторону. Первый шаг навстречу противнику дается с трудом – как будто я иду навстречу метели, которая царапает мне лицо в кровь, но я лишь скриплю зубами и иду дальше. Повинуясь моим словам и воле, с тихим шелестом возвращаются в землю и стены домов потревоженные миазмы памяти, отголоски живших здесь людей, а Крис мчится к нашему противнику по стенам с мечом наперевес – ему как мальчишке нравится изображать из себя супергероя.
Мы убиваем молодого некроманта быстро – последняя милость, которую я могу даровать своему собрату по ремеслу, пусть даже и оступившемуся. В его глазах медленно гаснет не жизнь даже – огоньки безумия, сдвинутого с точки опоры разума, опутанного мохнатыми лапками паука.
– Эмма, – шепчут Бесформенные, – Маленькая Эмма, привет.
– Не сегодня. – едва слышно шепчу я тварям. – Пока я жива, вы не войдете в этот мир.
Они разочарованно шипят где-то на границе слуха, но повинуются. Сегодня я сильнее их, да и сама реальность приходит мне на помощь, как успокаивается рябь на поверхности воды. Пространство и время тоже встают на свои места.
– Пахнет снегом, – Крис пытается принюхиваться, – Или это очередное колдовство, последний подарок очкарика?
Я качаю головой.
– Скоро зима. Земля уснет и наступит время Долгой Ночи. О, как они любят его!
– По-моему, одержимые некроманты безобразничают в любое время года.
– Не они. Бесформенные. Зимой земля спит и почти не сопротивляется... Знаешь, как кричит она в теплое время года, когда кто-нибудь пытается разбудить ее память, выдрать с корнем спящих в ней детей?
– Мне как-то не хочется представлять, извини.
В воздухе и правда пахнет снегом. Но холодно мне не из-за осенних холодов. Просто я слышу как в тишине медленно и со скрипом поворачивается Колесо.
– Работы будет много. А пока... пойдем куда-нибудь, мне страшно хочется выпить латте.

@темы: распознавание образов, Мысли, Креатифф

URL
Комментарии
2014-09-22 в 23:09 

Альгиз~
Как перестать развиваться и начать жить?
Как же здорово всё-таки ты пишешь. И образы, и характеры - всё.
И глоточек воздуха мира.
Как живые. Но миньона маловато.

2014-09-22 в 23:10 

lisya1983
Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
_Аль_, спасибо)
хочешь про Криса еще?)

URL
2014-09-22 в 23:13 

Альгиз~
Как перестать развиваться и начать жить?
lisya1983,
Хочу))

2014-09-22 в 23:23 

lisya1983
Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
_Аль_, ^^ вдохновляешь

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Осветило солнце с южной земли и дуб, и терновник и ясень. (с)

главная