Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: креатифф (список заголовков)
20:23 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
01:03 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
весенняя сказка про бандикутов для SakisTolis

Весна в Австралии наступает после холодной и сухой зимы, похожей на колючий кустарник - перекати-поле, который гоняет по саванне непоседа-ветер. Знаете, что такое зима в Австралии?
Представьте себе бандикута, вышедшего из норы. Кто такой бандикут? Подумайте про что-то маленькое и пушистое, нечто сумчатое, идеально вписывающееся в австралийских пейзаж и вы не промахнетесь. Так вот, Томас, глава большого бандикутского рода оказавшись на поверхности, принюхался к холодному зимнему воздуху. Сухой колючий ветер нес по саванне шарики перекати-поле, эвкалипты серебристыми призраки высились то тут, то там, царапая бледно-голубое небо голыми ветвями, но в ветре чувствовалось что-то... предчувствие тепла, которое почувствовал бы не каждый человек, но для бандикута это безошибочный знак - на носу весна.
Ночью он вновь выходит из норы - ему не спиться, его жена стала немного более нервной чем обычно, дети и внуки беспокойно шныряют по норе и за весь день не дали ему и минуты покоя. Зато ночью... Колючие звезды подмигивают ему с бархатно-синих небес, саванна полна шорохов и Томас довольно кивает - жизнь кипит. А ветер опять приносит это ощущение близкой весны и даже, кажется, аромат первых, зацветающих в саванне цветов.
А на утро, когда Томас снова выйдет из норы, он почувствует теплый ветер, который задорно покатит перекати-поле в обратную сторону. Уже потом будут и цветы, которые разукрасят саванну и зелень на ветках эвкалиптов и дожди, приносящие пробуждение сухой и холодной земле после долгой зимы.
Бандикуты высыпают из норы за спиной своего патриарха: носы по ветру, они дрожат в радостном предвкушении. Скоро, скоро будет много сочных червяков и личинок, скоро будет свежая зелень эвкалипта, скоро разольются по саванне топкие озера, в которых будут бродить тонконогие журавли, оглашая окрестности грустными криками, вероятно о неразделенной любви.
Бандикуты - существа не слишком заметные в большом мире австралийской саванны. "Запомни, Томас, - бывало говорил ему отец, - на сходках всех племен, ты редко будешь иметь такой же вес, как, скажем, кенгуру, порой тебя могут вообще не заметить, но всегда помни - ты важная часть здешнего сообщества, без тебя, баз бандикутов, саванна будет неполной."
Томас помнил и как не помнить: весной все животные, живущие окрест собирались на сходку у старого, разлапистого эвкалипта. Ствол его был наполовину расколот и потемнел: то ли от копоти ударившей в него давным-давно молнии, то ли просто от времени, течение которого с годами начинают ощущать даже эвкалипты, хотя Томасу порой казалось, что они чувствуют его всегда, даже острее, чем все прочие.
Старый бандикут попрощался с семьей, наказал жене сварить суп к его возвращению, а сыну - следить за норой и направился к старому эвкалипту. За его спиной, большая семья уже начала весеннюю генеральную уборку, участвовать в которой Томас не любил и потому сейчас даже радовался тому, что так удачно от нее увернулся. Невестки ведь наверняка перевернули в норе все вверх дном, внуки уже вытащили все запасы маринованных личинок и поглощают их на нагретом солнцем пригорке и похваляются друг перед другом как ловко они стащили их из-под носа грозной бабушки - словом, обычные весенние хлопоты, повторяющиеся в семье бандикутов каждую весну.
А вот и старый эвкалипт - приземистый патриарх, перед которым все остальные серебристые призраки саванны кажутся травинками, тонкими и ломкими, как и всегда бывает после зимы. Животные уже стекаются к нему и Томас осторожно обходит сварливых кенгуру, аристократичных журавлей, колючих ехидн и наталкивается на старого утконоса.
- Утро доброе, Томас. - приветствует он патриарха бандикутов. - Приятно видеть тебя в добром здравии.
"Отец был прав, - думает Томас. - Мы важная, пусть и не всегда заметная часть саванны."
- Взаимно, Майлс. - отзывается бандикут и садиться рядом с утконосом.
- Весна! - кричат журавли. - Весна!
И правда.

@темы: Креатифф, Мысли, Те кого люблю, распознавание образов, я идиот, убейте меня кто-нибудь!

16:39 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
00:00 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
о Чиффа~

Самое грустное здесь то, что мы еще ни разу не виделись. Но это, пожалуй, единственный минус. В остальном она милая, очень веселая, очень лиса, с искорками, бегущими по шерсти, с чуть горьковатым привкусом дыма костров у которых она пляшет, пытаясь поймать свой хвост. А еще у нее рисунки... как у Экзюпери почему-то. Не хватает только Маленького принца, барашка и розы.
Надеюсь, я смогу сказать еще больше, но пока вот так.
Попляши у моего костра, чиффа..)

@темы: Креатифф, Мысли, распознавание образов

02:33 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
о Stin.

Язу, ты уникальный. Сильный, красивый, креативный. Ты - лидер и это чувствуется и что более важно - ты имеешь право на это лидерство. Тобой хочется любоваться, с тобой хочется говорить.
Я до сих пор помню нашу первую встречу, тыковку, в которой ты вырезала глаза, помню снег на Чистых Прудах, помню сотни маленьких мелочей наших последующих встреч, твой взгляд, всегда такой внимательный, твою улыбку, твои слова - всегда очень взвешенные, сказанные не просто так, сорвавшись с губ случайно, но осознанные, мне так кажется. Ощущение удивительной цельности.
А еще есть твои образы - очень красивые и четкие, сильные, бегущие вместе с кровью в венах, настоящие. Яркие, как пламя костра в ночи.
Ты прекрасный.

@темы: Креатифф, Мысли, Те кого люблю, распознавание образов, я идиот, убейте меня кто-нибудь!

21:47 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
о г-же Татьяне

Таня, Таня. Я воспринимаю ее как стрелу - какой бы хаотичной не была ее жизнь и мысли в ней всегда так много целеустремленности и уверенности в себе что ли. Или она производит такое впечатление. Но, так или иначе... стрела, цель, намерение. Все это - Таня.
А еще она красива, она очень красива, знаете ли. И у нее клевые рисунки и фотки. Она умеет мыслить. Я вспоминаю какие-то милые мелочи, связанные с ней постоянно, почти всегда случайно и улыбаюсь. Я верю, что она со всем справится, кто как ни она? Мне жаль, что она далеко, на другом конце страны, но я лелею надежду, что однажды она приедет в наши края: легкая, беззаботная, с красным шарфом на плечах. Почему-то, именно в красном цвете. И мы погуляем, зайдем в кафе, поговорим или помолчим. С Таней все правильно и как надо. Я уже и не вспомню, когда и как мы познакомились, но вот это ощущение: "все у нее будет как надо....рано или поздно, так или иначе" никогда не оставляло меня.
Салют, прекрасная моя!

@темы: Креатифф, Мысли, Те кого люблю, в Макондо опять идет дождь, распознавание образов, я идиот, убейте меня кто-нибудь!

17:10 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
сказка для Доброго Разбойника


Весной в лесу первыми просыпаются белки, хотя если честно, они и не спят толком, просто сидят в тепле и поглощают свои запасы, изредка высовывая нос из дупла. Но когда солнце начинает пригревать, когда сугробы тают, обнажая укромные полянки и тропинки, когда зеленые стебли травы пробивают теплую землю, белки первыми выбираются из своих жилищ. И вот уже скачет по лесу звонкий цокот, разнося весть во все концы: весна пришла!
Когда все жители леса, сонно позевывая и почесываясь, собираются на большой поляне начинается перекличка.
- Медведи здесь! - ревет большой всклокоченный глава рода медведей.
- Волки и лисы здесь! - слышится тявканье из тенистого угла поляны.
- Дяятел! - звери морщатся не столько от пронзительного вопля, столько от безумного стука по стволу. Дятла невозможно проигнорировать.
Перекличка после паузы возобновляется и через некоторое время вперед вылез молодой горностай с вопросом:
- А зайцы где? Где глава их рода?
- Нас испугался! - тявкает глава рода лис, посмеиваясь.
- Или вы его... убили! - с безопасной высоты заявил дятел, известный поклонник детективных романов.
Звери переглянулись и старая ежиха, задумчиво поцокав языком, сказала:
- Надо сходить и проверить, но не всем. Белка, лис и волк - за мной!
Недовольно ворча, звери последовали за ежихой. Молодой горностай побежал за ними, движимый любопытством, а дятел перелетал с дерева на дерево, обсуждая сам с собой свою теорию. В мыслях он уже представлял себе, как прямо на месте откроет преступление и получит медаль от благодарных жителей леса.
Оказавшись у обширной заячьей норы, ежиха громко окликнула ее хозяина:
- Заяц! Ты дома?
Некоторое время ответом была тишина, потом послышалось недовольное ворчание и, наконец, старый заяц вылез на свет, подслеповато щурясь.
- Выходной же, чего вы так рано пришли? - он окинул зверей грозным взглядом. - Да еще всем скопом!
Заяц был общеизвестным соней и по выходным обыкновенно спал до полудня. Гостей он принимал только по приглашению и в небольших количествах - от обширных застолий он уставал, но так как являлся главой рода, ему приходилось их терпеть.
- Весна, ушастый! - насмешливо пролаял глава рода волков. - ты проспал перекличку!
Заяц в смущении опустил голову и повинился: да, проспал, но этой ночью он стал дедушкой и потому лег поздно, перед рассветом.
Причина была более чем уважительной и ему простили неявку. Звери разошлись по своим делам, и лишь любопытный молодой горностай задержался на уютной поляне, на которой уже начали распускаться мелкие белые цветочки - предвестники весны. Горностай вдохнул всей грудью их едва уловимый аромат и побежал прочь - столько мест еще предстоит увидеть и обнюхать, со столькими молодыми красавицами пофлиртовать среди цветущих фиалок.
А дятел, сидя на ветке громко ворчал: преступления не было, глупый старый заяц проспал и не дал ему блеснуть своим интеллектом. Недовольный, он быстро застучал по стволу клювом и этот звук далеко разнесся по лесу. Услышав его, белки весело зацокали и полетели по ветвям, разнося весть:
- Весна пришла!

@темы: Креатифф, Мысли, распознавание образов, хочу дарить сказки

00:13 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
сказка про солнце для Alkhara

Весеннее солнце всегда слишком яркое: под лучами солнце кажется плавятся стекла витрин. Идешь по тротуару, чувствуя, что в куртке ты таешь так же как сугробы, которые оплывают, уменьшаются и скоро растекутся лужицами, как ведьма из старой детской сказки. Можно распахнуть куртку и идти, ловя ртом теплый весенний ветер, приносящий запахи теплой земли и еще чего-то маленького и цветущего... возможно мать-и-мачехи. Солнце и ветер обманчивы, простудиться проще простого, но какое это имеет значение, когда солнце плавит стекла витрин и заставляет девушек носить большие солнцезащитные очки... ведь лето, совсем близко лето. Это солнце обещает прохладные синеватые сумерки, тишину и кружащий голову воздух, когда садишься на подоконник у открытого окна и с упоением дышишь вечерним воздухом и слушаешь плеер по кругу и даже не важно что, важен лишь этот вечер, музыка и тишина. Ах да, еще закатное солнце, бросающее алый отсвет на окна домов - обещание того, что завтра будет еще один теплый день, может даже чуточку теплее, чем сегодняшний.
А потом солнце становится мягче и нежнее, его рассеянный свет проходит через густеющую листву, гладит тонкие лезвия молодой травы и помогает распускаться крокусам на клумбе. Какой-нибудь парень сорвет их, для того, чтобы завоевать сердце своей прекрасной дамы и побежит от милиционеров, чтобы перепрыгнув через забор, встретиться с молодой жгучей крапивой, взращенной ласковым весенним солнцем. Да, и такое бывает...
А еще представь себе комнату и доски пола, по которым медленно и лениво ползет солнечный лучи, в котором кружатся пылинки. Шевелиться не хочется, хочется прижиматься носом к чужому плечу и молча следить как солнечный луч двигается по полу. А из открытой форточки слышен шум большого города, пахнет сиренью - под ласковым майским солнцем зацветает город. Как же хочется зарыться лицом, прижаться к цветущим ветвям и вдохнуть этот запах, этот дурман... Но ты лежишь, прижавшись к чьему-то плечу, и сжимая в ладони маленькое зеркальце, пускаешь солнечных зайчиков.
- Солнечные котята. - смеется над твоей головой человек. - Резвые какие!
Вспоминаешь, как старый кот прыгал за солнечными зайчиками по всей комнате, расшалившись как маленький котенок. Кот уже давно попал в рай, на планету, где живут только кошки, а воспоминание осталось, как фотография в семейном альбоме. И улыбка сама ползет по губам, но тут солнечный луч достигает вас, лежащих на полу в обнимку и начинает щекотать теплом кожу рук, заставляет жмуриться и растекаться лужицей по полу.
Этот момент будет продолжаться каких-то десять минут и потом останется в памяти лишь воспоминанием, высвеченным лучом солнца среди закоулков твоей памяти, но здесь и сейчас он еще длиться: солнечный луч, деревянный пол и двое, лежащие на нем. Вот еще совсем недавно золотистый свет разливался по небольшой комнате, а теперь он багровеет, в углах скапливаются тени, из форточки тянет вечерней прохладой. Вечер, пора прощаться или наоборот, наплевав на все правила приличия и слова мамы пригласить остаться ночевать? В конце концов, ведь в чайнике еще остался чай, да и печенье не доедено ну и самое главное - смотреть такой великолепный закат в одиночестве никак нельзя... насиделась уже одна с плеером, хватит.
- Останешься? - потянулась лениво, как кошка.
- Если ты не против. - улыбается.
А улыбка у него потрясающая - теплая, открытая. Солнечная.
- Оставайся... солнце.

@темы: Креатифф, Мысли, и приснилось мне Ехо..., распознавание образов, хочу дарить сказки

16:48 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
сказка про дождь для Тайрэн

Говорят, что когда весной зацветает черемуха – жди холодов. После робкого весеннего солнца, после травы, пробившей землю и остатки снега, после первых цветов, после зелени на кустах и ветвях, вдруг становится прохладно и дождливо. Хотя, если подумать, нет ничего прекраснее первого весеннего дождя.
Серебристая завеса накрывает город, и ты идешь с плеером, топаешь по лужам, вдыхая запах сырой земли и мокрых цветов черемухи. Высокие здания скрылись в пелене дождя и тумана, люди на улицах похожи на размытые тени, а некоторые и вовсе… не здесь. Нет, на первый взгляд все нормально: идет себе по мокрой мостовой человек, огибает лужи, вернее пытается, потому что по мостовой текут целые потоки воды, хоть запускай по ним в плаванье кораблик из щепки, с парусом из листа, как в детстве. Ты смотришь на него машинально, смотришь, и вдруг он делает шаг в сторону и исчезает, размывается, лопается, как мыльный пузырь. И ты гадаешь: был ли человек или мне показалось, может это просто иллюзия и вообще… пора искать себе очки. А можно сказать себе, что это дождь так шутит, ведь он знает, что когда-нибудь закончится вот и создает жизнь, вернее пытается. Его создания слишком ненадежны – от любого случайного пристального взгляда исчезают, падают невесомой водяной пылью на асфальт.
Идешь себе дальше, ругая свои кеды, которые имеют дурную привычку слишком быстро пропитываться водой, и тут видишь кошку. Сидит себе комок меха на крыльце магазина, вжимает голову в плечи, пережидает дождь.
- Мяу? – останавливаешься рядом с ней, ставишь плеер на паузу.
Зеленые глаза с вертикальным зрачком смотрят на тебя с усмешкой: тебе, мол, интересно? Но ты же ходишь на двух ногах, спишь на кровати и уже давно не…
- Мяу… мяу… мяу. – все-таки отвечает.
Неужели, думает, что ты поймешь, ведь ты же спросила шутки ради или… нет? Что-то смутное поднимается из глубины, и ты быстро включаешь плеер и топаешь дальше, не в силах отвязаться от мысли, что кошка смотрит тебе вслед с непонятной грустью и надеется, что ты обернешься.
Дождь. Тянет ходить по скольким крышам, ловить языком дождевые капли или молча сидеть на берегу старой речки, глядя, как капли расплываются кругами по воде, слушая, как шуршит дождь по молодым листьям. Хочется мяукать под кустом жасмина, прячась от мороси или наоборот, снять босоножки и идти мо мокрому асфальту и наплевать, как посмотрят на тебя, ну что вы, в конце концов, хотите? Дождь, первый весенний дождь!
Кажется, плейлист закончился, пора начинать по второму кругу, ведь, в самом деле, еще столько улиц ждут, пока ты пройдешь по ним. Сколько еще мокрых лепестков черемухи или сирени не упали на твою ладонь,… а ты когда-нибудь слизывала дождевые капли с едва распустившегося цветка сирени? Сколько можно быть серьезной, да и зачем? Весна, дождь, тянет делать маленькие глупости или скорее безумства, чтобы потом, когда отшумит над городом дождь, увидеть радугу над домами.
А пока можно передохнуть, стоя под деревом. Теплые капли стекают по волосам и рукам, скользят по щекам и не разобрать: дождь ли это и слезы, внезапные, необъяснимые, никому кроме тебя не важные. И вдруг рядом с собой под деревом видишь парочку: мужчина обнимает девушку и что-то шепчет ей на ухо. Наверное пора смутиться от роли случайного свидетеля чужих признаний, но парочка блекнет и тает, расплывается, сливаясь с пеленой дождя. Опять шутка или воспоминание? Интересно, может быть где-то и существует мир, где живут эти создания дождя, вот только он слишком невесомый, слишком одномоментный, для людей, которые привыкли к тяжеловесным векам и тысячелетиям.
Пока ты размышляешь о мирах, созданных дождем, последний заканчивается. Медленно тают облака, очищая небо и над крышами домой появляется радуга. И хотя уроки физики давно отучили думать о радуге, как о непременном атрибуте поиска золота лепреконов или моста в дождевую страну, но при виде радуги всегда тянет улыбнуться.
Дождь закончился. Выключи плеер.

@темы: Креатифф, Мысли, Те кого люблю, и приснилось мне Ехо..., распознавание образов, хочу дарить сказки

17:34 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
для Аль, что-то светлое, накреативилось. :)

Если путешествие началось неудачно, то и пройдет оно неважно - в этом был уверен барабанщик Боб, угрюмый бородач, суеверный уроженец Северной Шотландии. Боб верил в приметы, в фэйри с Холмов и заодно в Коннора Маклауда, чем всегда забавлял остальных членов группы. Но в самом деле, если вокалист проспал встречу и они уехали на два часа позже, чем планировали, если басист забыл гитару и они возвращались за ней с полпути, то тут поневоле поверишь, что разбитое в гримерке зеркало накликало им семь лет неудач.
- Боб, прекрати бубнить, ты меня расстраиваешь, а я только начал снова любить весь мир! - крикнул Эван, басист и главный ловелас группы, мастер носить килты и делать комплименты девушкам. Эван лежал на заднем сиденье автобуса, курил косячок и старался забыть о том, какую взбучку он получил от товарищей за то, что забыл гитару, да еще у подружки ему пришлось долго извинятся и перед ней тоже за то, что не позвонил.
- Ты бы хотя бы форточку открыл что ли! - рявкнул со своего места Ронан - вокалист группы и главный поэт местных холмов, по крайней мере, так считали их фанаты, сам же Ронан был не слишком высокого мнения о своих стихах.
- Тебе не нравится запах, детка? - с издевкой поинтересовался Эван. - Оставался бы дома и продолжал спать, тюлень!
- Да заткнитесь вы все! - проорал с водительского места гитарист Макс, отчаянно старавшийся не уснуть за рулем, после бурной ночи в пабе.
Ронан обиженно уткнулся носом в окно, Эван посмеиваясь, все же привстал и открыл форточку, а Боб прикрыл глаза, пытаясь поспать. За окном мелькали бесконечные холмы с серебристыми травами, мерно покачивающимися под ветром, на горизонте белели вершины гор, а где-то за холмами, разливалось слабое сияние - Северное море билось о высокие скалы.
Ронан достал блокнот, заполненный стихами и начал набрасывать строки очередной песни о здешних холмах и горах, о туманах, о пыльной ленте дороги, о городах, которые ждут их в пути, о фестивале, на который они ехали - он всегда писал только о том, что окружало его. Старые каменные улицы Эдинбурга, мужчины в ярких килтах , смеющиеся девушки, пабы в оранжеватом свете фонарей, пиво в руках прохожих, туман над башнями Эдинбургского замка - все это было в его песнях, пульсировало и билось, как живое сердце самой Шотландии.
- Твою мать! - Макс выругался, вырывая Ронана из поэтических мечтаний. - Двигатель заглох!
- А я говорил - плохо путешествие началось, неудачно. Надо вернуться. - пробормотал Боб, нехотя разлепив глаза.
- Ах, неужели мне не суждено увидеть девушек Ливерпуля? - с надрывом воскликнул Эван, ловким движением послав окурок в форточку. - Фэйри Боба сбили нас с пути и мы будем вечно блуждать среди здешних холмов , пока не превратимся в духов!
- Отличная получится песня, в духе "Отеля Калифорния". - отозвался Ронан, с сожалением запихивая блокнот в карман. - Пошли выйдем что ли... Макс, сколько тебе времени на ремонт потребуется?
- А я знаю? Выметайтесь , давайте из автобуса, подышите воздухом, засранцы!
Музыканты вышли из автобуса: Боб бурчал что-то, Эван громко вздыхал о теплой постели и своих бесчисленных подружках, а Ронан просто молча отошел от автобуса и сев на большой камень у обочины, снова достал свой блокнот.
- Тюлень, не боишься, что под этим камнем лепреконы спрятали свое золото и тебе не поздоровится, а? - усмехнулся Эван.
- Не смейся, они же и правда придут за своим золотом. - испуганно сказал Боб.
Ронан молчал. С холмов тянуло морем и вереском, ему даже показалось, что он слышит крики чаек. Небо затянуло облаками, но солнце все равно пробивалось через них, заполняя мир мягким серебристым сиянием.
- Ребята, я монетку нашел, смотрите! - Эван поднял что-то с земли и Ронан с Бобом увидели блестящий кругляш в пальцах бас-гитариста. - Золото лепреконов. Как вы думаете, мы сможем выменять его на что-нибудь?
- Дай сюда. - попросил Ронан и, взяв монетку, ловким движением подбросил ее в воздух. - Эй, лепреконы, простите нас за разбитое зеркало и отмените нам семь лет несчастья, мы обещаем, что будем паиньками!
Блеснув в воздухе, монетка исчезла. Эван уже открыл рот, чтобы выругаться на Ронана за то, что он верит в детские сказки и посеял монету, но тут Макс радостно крикнул:
- Двигатель заработал! А ну быстро тащите свои костлявые задницы в автобус!
Эван и Боб, не мешкая, запрыгнули в автобус, но Ронан, задержавшись на подножке, улыбнулся, а затем отвесил галантный поклон холмам.
- Спасибо! - тихо шепнул он.

@темы: Креатифф, Мысли, и приснилось мне Ехо..., распознавание образов, хочу дарить сказки

23:03 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
Фанфик для Лича по "Войне Миров"

После полудня на степь прозрачным дрожащим маревом опустилась жара. Даже флегматичный чернокожий великан в белом тюрбане, застывший посреди травы у старого кургана недовольно ворчал, но с места не сдвигался. Мимо него, пробежал гном, с большой флягой в руках и, нырнув в благословенную прохладу кургана, облегченно вздохнул.
- Дай мне факел! – крикнул он великану, оставшемуся снаружи.
- Сам дойдешь, тут же недалеко. – ответил тот.
Гном, выругавшись под нос, направился вглубь кургана, считая вслух повороты коридора. Наконец, он вошел в небольшое помещение, скупо освещенное факелом, в котором на корточках сидела невысокая девушка и аккуратными движениями кисточки счищала пыль со стены.
- Я принес воды. – сообщил гном, демонстрируя флягу. – Я уже задолбался бегать тут без факела!
Девушка молча приняла у него флягу и, сделав большой глоток, поставила ее рядом с собой на пол.
- Ну сколько мы будем сидеть здесь, ты же не найдешь здесь ничего путного! Уже десять таких курганов обшарила и не нашла ничего, кроме парочки бабских гребенок для волос и статуэток, которые ты бы на любом базаре купила! - гном сел рядом с ней на земляной пол и тоже сделал глоток из фляги.
- Если тебя что-то не устраивает, ты можешь вернуться в город и попробовать удачи там, в одиночку. – усмехнувшись, предложила девушка. - Позволь тебе напомнить, что было бы с тобой, если бы я вовремя не вырубила разбойников, которые напали на тебя на той дороге,… помнишь?
- Не надо напоминать, я это вовек не забуду! – сердито отозвался гном. – Но Эльвира, ты сама понимаешь, что все это мелочь! И вообще, грабить курганы… это не по мне. Наши предки лежат в камне веками, и никто не смеет тревожить их останки!
- Эти вещи должны храниться в музее истории нашего города. А лучше – в музее истории Конфедерации, если он когда-нибудь будет построен. – с мечтательным блеском в глазах ответила Эльвира. - И они будут там. А ты просто ничего не понимаешь в человеческом мире, Абу и тот понимает больше!
- Ну, конечно же, он понимает, он же дикарь, у них вообще мозгов нет! – вскинулся гном. – А я только выполз из своей каменной норы и не успел сориентироваться в вашем прекрасном мире, где люди убивают друг друга за деньги, за паршивые бабские гребенки из курганов! Тьфу!
- Швейцер, не кричи. Это степная жара на тебя влияет. – примиряюще отозвалась Эльвира. - Но ты прав – хватит охотиться за мелкой рыбешкой, пора ловить рыбу покрупнее.
- Наши женщины не ползают по могилам предков, да еще в мужских портках. – проворчал гном, но из комнаты не спешил уходить, поскольку здесь было самое прохладно место кургана.
Эльвира задумчиво провела пару раз кисточкой по стене и задумалась. Нечто подобное она слышала всю сознательную жизнь: от сердобольных соседок, от старушки-матери, от контрабандистов и дельцов, которые видели в ней, прежде всего женщину, а уже потом археолога и ученого.
Но почти также относились и к ее отцу при его жизни – не верили в его дар, считали, что он прыгает выше головы и замахивается на то, что человеку недоступно и ненужно: построил летательный аппарат и надо же – испытал его сам. Да еще ногу сломал, дурак. Или вот самоходное кресло – для чего такая чепуховина? Но ему было смешно и Эльвире тоже – она была единственной, кто видел его талант и кому нравились те маленькие и забавные мелочи, которые он изобретал. Именно в память о нем, она решила стать археологом – ведь настоящего ученого ничего не остановит, когда он жаждет знаний… или сокровищ.
Но Швейцер прав: местные курганы – это слишком мало, да и музей истории уже ломиться от добытых ею артефактов. Вот если бы… нет, нет, это слишком рискованно! Но если ей удастся принести артефакт и не откуда-нибудь, а из самого Нурланда.… Пожалуй, артефакт из этой загадочной земли позволил бы ей прославить имя ее отца и свое имя тоже. Возможно, ее бы даже признали официально, как ученого…
- Тьфу! Что это за штуковина? – недовольный голос гнома вырвал Эльвиру из мечтаний. Она посмотрела на находку гнома: небольшой золотой скарабей с глазками-изумрудами.
- А это - наши деньги и весьма хорошие. – весело сказала она.
- Что, продадим его, и будем разрывать следующий курган? – пробурчал Швейцер.
- Нет, у меня есть план получше. Только надо его как следует обмозговать.

@темы: Креатифф, Мысли, распознавание образов, хочу дарить сказки

00:58 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
Я не поэт.

Для чего мы живем:
Чтобы радовать стервятников или сорвать звезду с неба?
Я закрываю глаза, чтобы открыть их утром
Одно и тоже – история повторяется.
Входить в чужие двери, выходить в свои –
Это искусство и я владею им в полной мере.
Слова смешиваются в равномерный гул: мои, твои
И каждому дано по его вере.
Упасть в пыль, исчерпав себя,
Начать все с начала, вернуться к истокам.
День проживать, дыша одной грудью, любя,
Я не пишу стихов и не верю пророкам.
Вытащить себя с самого дна
Одной лишь силой своей слабой веры.
Жизнь, как ни смешно, у меня одна
Бог не берет билетов в партеры.

@темы: я идиот, убейте меня кто-нибудь!, распознавание образов, Мысли, Креатифф, rock-n-rolla

00:00 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
Фанфик по ГП для Stin. Гарри/Драко

Старая истина: больше всего мы ненавидим то, что не можем получить. Мы отрицаем свою тягу перед всеми, даже перед собой, но как только получаем желаемое, сразу теряем к нему интерес. Но это желание обладать растянулось на много лет и стало для него особенным, делом чести, хотя в его честь никто особо не верил, даже он сам.
Глупо конечно, но с тех самых пор, как он увидел эти зеленые глаза в первый раз, ему захотелось, чтобы их обладатель был рядом с ним и не как прихлебатель вроде Крэбба или Гойла, а как равный ему. Нет, он никогда не отрицал, что ему приятно всеобщее восхищение, эти взгляды на него снизу вверх – от всех этих подлиз он мог получить все, что хотел, но не то, что ему действительно нужно. Но его искреннюю дружбу отвергли, его сочли недостойным, и он вновь почувствовал себя пятилетним мальчишкой, растянутым на отцовских коленях, почувствовал удары чуть пониже спины, наносимые с холодным спокойствием, которое всегда сопровождало Люциуса Малфоя. И он начал мстить: за свое унижение, за себя и за невозможность выполнить свое заветное желание…
В Хогвартсе сегодня пасмурно: низкие тучи нависли над школой и окрестностями, моросит мелкий противный дождь, а Крэбб и Гойл бросили его одного, умотав в Хогсмид за сладостями. Нет, он легко мог пойти с ними, но ему хотелось остаться одному, и он прогнал их, обставив все так, будто это его друзья, не захотели пойти в лавку сладостей с ним. А ведь это из-за проклятого зеленоглазого грифиндорца он вынужден разыгрывать такие спектакли и перед кем? Он даже наорал на Пэнси, готовую на все ради его благосклонности и все потому, что хотел видеть рядом с собой одного единственного человека, предпочитавшего ему грязнокровку и этого… Уизли. Руки сами собой сжимаются в кулаки – как же хочется украсить синяком это надменное лицо, поколебать эту уверенность, в том, что, он, наследник древнего рода Малфоев, недостоин Мальчика, который выжил.
Он стоит, прислонившись к одной из колон коридора и смотрит на пейзаж за окном. Мыслей нет, желаний – тоже, в школе так непривычно тихо, что слышно как шуршит по земле дождь. Сбежать бы сейчас в Запретный лес: от так называемых друзей, от учителей, от отца, от всего мира и, прежде всего – от него, от этих глаз, этого шрама, этой грустной улыбки, которая может быть, и не адресована ему, но именно ее он и хранит где-то в глубине своего сердца, понимая, что ведет себя как дурак.
- Малфой? – а вот и он, легок на помине, идет по коридору, с книгами подмышкой, встрепанный, глаза блестят. – У вас ведь тоже трансфигурация завтра, да?
- Поттер. – выходит какое-то змеиное шипение. – Что тебе надо?
Зеленоглазый пожимает плечами.
- Ничего особенного, просто профессор Макгонагал просила сдать рефераты пораньше, не в четверг, а завтра. Сможешь передать это своим?
- Я что, почтальон? – губы кривятся, а руки сами собой сжимаются в кулаки. Но, кажется, Поттеру наплевать на его состояние.
- Мое дело передать. Прощай.
Он разворачивается, чтобы уйти и волна непонятных чувств накрывает Малфоя с головой. Он толкает Поттера к колоне, книжки с грохотом падают на пол, а Малфой наконец-то оказывается в опасной близости с зеленоглазым. Он тяжело дышит, размышляя, что делать дальше, чувствуя себя растерянным, маленьким и жалким.
- Малфой, ты с ума сошел? – очки Поттера тоже упали на пол, и теперь он выглядит не менее растерянным, чем слизеринец. – Ты что творишь?
- Поттер… - Драко тяжело дышит, нависая над грифиндорцем и еле сдерживает желание схватить зеленоглазого в охапку и утащить к себе в комнату. – Не надо быть таким со мной, меня тошнит, когда ты пытаешься быть вежливым.
Поттера прищуривается.
- Нравится быть в состоянии вечной войны, Малфой? Все еще не можешь простить мне того, что я не стал с тобой дружить? Или идешь по стопам своего отца?
Кажется, он совершенно себя не контролирует, иначе как объяснить то, что отвесил пощечину наглому грифиндорцу – до чего же хотелось ударить его, оставить свою отметину, и он не удержался и теперь Поттер стоит, прижав руку к щеке, но, почему… почему он улыбается?
- Как ты смеешь?
Та самая улыбка и взгляд – как будто он и в самом деле все понимает и даже не осуждает и почему-то даже рад.
- Я понимаю тебя.
Близко-близко: и глаза и лицо и улыбка. Всего на какой-то миг – неужели я сумел, неужели он обратил внимание, он понял?
А потом Поттер поднимает с пола очки и книжки и водружает эти смешные стеклышки себе на нос и, не говоря ни слова, уходит.
запись создана: 16.03.2010 в 23:59

@темы: я идиот, убейте меня кто-нибудь!, распознавание образов, Те кого люблю, Мысли, Креатифф

16:51 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
Фанфик для Тайрэн про Фингона и Маэдроса

Наши отцы никогда не пылали друг к другу братской любовью, хотя твой отец всегда восхищал меня пламенем, горящим в его сердце: ничто не могло остановить его, казалось, за спиной у него всегда были крылья, его дерзость тайно восхищала меня, ведь сам я не был рожден для подвигов, я слишком спокоен для этого. А ты, у тебя такая же пламенная кровь, как у твоего отца, даже волосы твои цвета пламени, в детстве я про себя называл тебя Искрой и улыбался – краем рта, чтобы ты не подумал, что я смеюсь над тобой.
Когда мы уходили из Валинора, когда вы бросили нас, заставив идти по льду Хелкараксэ, я думал о тебе. Злился ли я на тебя или твоего отца? Нет. Это был вполне в духе Феаноро: помчаться впереди всех к цели, оставив за спиной тех, кто не может идти вровень с ним. Я лишь надеялся, что когда наш страшный переход закончится, я отыщу тебя. Но ты был в плену, а твой отец погиб. Впрочем, такие всегда умирают первыми – земля не в силах носить их слишком долго, их огонь опаляет ее, сжигает все вокруг.
Сердце мое тогда сжалось – никто не верил, что ты вернешься, вернешься живым. Я закрывал глаза и видел тебя смеющимся, а когда открывал их, то щеки мои были мокры от слез. Я не мог требовать от отца, разозленного поступком своего брата, чтобы он спас тебя, а твои братья не спешили геройствовать, и я бродил в стороне от других, закипая от бессилия. А потом я решил, что раз больше некому, то я пойду сам. Как же я боялся, брат мой! Мое сердце не годиться для великих свершений, за моей спиной нет крыльев, но как я смог бы, потом жить, если бы бросил друга в беде?
Знаешь, что было самым трудным? Нет, не путь, не страх, который остался где-то позади, самым трудным было, глядя тебе в глаза, отрубить твою руку, ведь я не мог разорвать твои оковы, не мог совладать с магией властелина Ангбада. Я просил у тебя прощения вслух и про себя, даже когда сделал это и, подхватив твое тело, принялся останавливать кровь. Одни, во враждебном краю, среди голых скал – только тогда я в полной мере осознал, насколько отчаянной была моя затея! А потом прилетели орлы – как благословение Варды и я улыбнулся – мы были спасены, ты был спасен, хотя навеки остался Одноруким.
Как был удивлен мой отец и наши братья, увидев тебя живым! Отец назвал меня героем, хотя я и пытался ему сказать, что исполнял долг друга и не более. В глазах твоих братьев я увидел промелькнувшую злость – я сделал то, на что они не осмеливались. Но ты был жив и мир между нолдор был восстановлен – это главное.
Помнишь ли ты обо мне?
Я не смогу забыть тебя, друг, брат мой, пусть даже пролетит тысяча лет. Как я могу не помнить и не чтить в сердце своем того, кому обязан жизнью? Ты всегда был скромен и надежен, как сама земля, а я в запале не замечал и не ценил твоего дружеского плеча, твоей храбрости, которой ты и сам не видишь, почитая это вполне естественным. Если бы мне пришлось выбирать, я бы не задумываясь, выбрал своим единственным братом тебя и только тебя. Мои родные братцы рождают в моей душе лишь бешенстве своей спесью и мелочной грызней за право быть главным. Когда я висел на скалах Тонгородрима, кто из них пришел мне на помощь? Никто. Я висел и думал: неужели они так мало ценят родство, чтобы рискнуть своей драгоценной шкурой?
А потом пришел ты. Пришел, когда я уже не ждал и не надеялся. Ты считаешь, что сделал то, что должен был и не считаешь себя героем, но я думаю иначе. Ты герой, больший, чем любой из нас, единственный настоящий друг мой. Позови меня, когда я буду, нужен тебе, и я приду. Не потому что должен тебе жизнь, а потому что ты научил меня самому главному, показал, каким может быть друг, потому что тебе было не все равно.
И я хотел бы быть похожим на тебя, хотя бы чуть-чуть. Я хочу смотреть в лицо смерти с твоим спокойствием, и когда придет час моего испытания не предать ни себя, ни тебя. Смерть легла между нами, твоя смерть и никто не восполнит этой утраты, никто не скорбит о тебе больше, чем я. В чертогах Мандоса мы увидимся вновь, друг мой и я не прощаюсь. Я говорю: до встречи!

@темы: Креатифф, Мысли, Те кого люблю, распознавание образов, хочу дарить сказки

19:15 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
Фанфик для SakisTolis про мумми-троллей

Так приятно лежать на песке у самого прибоя и, повернув голову, смотреть, как волны накатывают на берег, одна за другой. Где-то неподалеку, осторожно ступая по рыжеватому песку, бродит Снифф и собирает выброшенные прибоем сокровища моря: то небольшую дощечку от лодки или корабля; то сверкающую перламутром ракушку. А может просто пучок водорослей, из которых наверняка выйдет хороший новый парик для Хемуля, если конечно последний согласиться принять его в качестве подарка ко дню рождения.
Снусмумрик лежит рядом, подложив руки под голову, и курит трубку. Колечки дыма уплывают в низкое облачное небо – сегодня пасмурно и нежарко. Хороший день в конце августа, когда даже в воздухе чувствуется поворот к зиме – сердце сжимает легкая грусть, а Мумрику, наверное, все чаще снятся далекие горы, запутанные тропинки в лесной глуши, мягкая хвоя под лапами и поросшие мхом бревнышки, перекинутые через говорливые ручейки.
- Птицы скоро полетят на юг, к теплым островам, где хатифнаты жгут свои костры. – сказал Снусмумрик не выпуская трубку изо рта. – Вслед за ними и я отправлюсь в путь.
Мумми-тролль повернул голову и обратил свой взгляд на друга.
- И ты увидишь их острова, где вулканы выбрасывают в небо столпы огня? – поинтересовался он.
- Возможно. А может быть, я пойду к горам и, пройдя перевал, спущусь в долины, где вековые ели тоже покроет снег. Я буду идти по ним, оставляя за собой цепочку следов на снегу. А когда долины и леса отступят, я выйду в тундру, где вечно воет кусачий северный ветер, а в небе пляшут огоньки – северное сияние. Там я сяду на снег, разведу костер, и буду играть на губной гармошке. И, может быть, из снежной метели ко мне выйдет Мора, грустно сядет у костра, вместо того, чтобы сесть на него, и мы поговорим с ней о снеге, высоком темном небе и колючих звездах.
Мумми-тролль долго мочал: всякий раз, когда зима опускалась на Мумми-дол, Мумрик покидал долину с рюкзаком и палаткой и отправлялся в странствие, и он даже привык, хотя и скучал по Снусмумрику всякий раз и весной всегда с нетерпением ждал возвращения друга. Сколько раз, он сразу после завтрака, выбегал из дома, чтобы сев на перила моста, долго смотреть на дорогу в надежде увидеть знакомую фигуру в шляпе или услышать мелодию губной гармошки, скачущую по перелескам задолго до того, как ее хозяин покажется между деревьев.
- Я буду скучать… - заметил он. – И знаешь, мне всегда хотелось отправиться с тобой.
Снусмумрик пыхнул трубкой.
- Ты единственный, кто бы понял,… ты не задаешь ненужных вопросов и это хорошо. Возможно, у нас еще будет общее Большое Путешествие, как и у наших отцов. Ты возьмешь персиковое и клубничное варенье, мы будем поедать его с хлебом у костра в окружении враждебных джунглей, которые хрустят, шипят, плюются и подмигивают красными огоньками чужих глаз.
- И сокровища, будут сокровища, и тропинки в горах, и звезды, и озера, с шуршащим камышом, и море, конечно же, море, которое тяжело дышит и бьется о черные скользкие камни… - подхватывает Мумми-тролль.
- Море… - задумчиво произносит Снусмумрик, как будто пробуя это слово на вкус, чувствуя его солоноватость на губах, вдыхая его пьянящую свежесть всей грудью. – С него все начинается и им же и заканчивается.
Громко крича что-то о необыкновенной находке, к ним вприпрыжку мчался Снифф. Подбежав и вывалив на землю дюжину старых пуговиц, охапку щепок, пучок водорослей и пару красивых ракушек, он шумно плюхнулся на песок рядом с друзьями.
- Как думаете, можно будет этим украсить мою клумбу с астрами? – спросил он.
Мумми-тролль сел и посмотрел на кучку сокровищ Сниффа. Последний был абсолютно непохож на Мумми-тролля и уж тем более – на Снусмумрика. Далекие неизведанные земли не манили его, он любил лишь варенье, блестящие и красивые вещи и уютную жизнь в Мумми-доле. С тех пор, как Мумми-мама, украсила ракушками все клумбы в саду, Снифф загорелся идеей собственной клумбы и ему позволили разбить ее чуть в стороне от маминых клумб, рядом с пушистым кустом сирени. Счастливый Снифф посадил на ней астры и почти ежедневно искал украшения для нее.
- Конечно. – отозвался Мумми-тролль.
Снусмумрик тоже сел и зябко повел плечами.
- С моря тянет прохладой. – заметил он. – Смеркается.
Мумми-тролль встал и потянулся.
- Если поторопимся, то успеем к ужину. – сказал он.

@темы: Креатифф, Мысли, Те кого люблю, распознавание образов, хочу дарить сказки

01:25 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
Фанфик для =Лютик_Эмрис= по Миру Ехо
Макс/Меламори

Послеполуденное солнце украдкой заглядывает в окно, гладит доски пола и голое плечо моей прекрасной леди, беззаботно сопящей, уткнувшись прелестным носиком в подушку. На работу я отравлюсь только через полдня, а это значит, что в запасе у меня куча времени, которое можно потратить с пользой: например, валяясь в кровати.
Меламори сонно потягивается рядом со мной и медленно открывает глаза. На ее губах блуждает легкая улыбка – возможно, ей снился какой-то прекрасный сон, и она еще до конца не вынырнула из него, я по себе знаю, как оно бывает.
- Доброе утро. – говорю я, любуясь на ее тонкий профиль, похожий на птичий. Да и прическа моей прекрасной леди после сна выглядит как комок взъерошенных перьев, и я с улыбкой легко касаюсь их.
«Любая женщина - сумасшедшая птица…» А Меламори, пожалуй, самая сумасшедшая из них, но это-то мне и нравится в ней больше всего!
- Ма-а-акс! – она почти мурлыкает, когда произносит мое имя и поворачивается лицом ко мне. – Который час?
Я пожимаю плечами. Считать часы, оставшиеся до начала рабочего дня – не самое лучшее занятие, когда можно скушать божественный обед в «Обжоре Бунбе» или просто выпить камры, валяясь в постели с любимой женщиной в окружении котов.
- Самое время для сиесты, как сказали бы в одной чудесной стране…
- Что за смешное слово? – Меламори приподнимается на локте, подпирает кулаком подбородок, глаза горят любопытством. – Расскажи!
- Это почти что сказочная история… - начинаю я, напустив на себя загадочный вид. - Но я знаю страну, жители которой после сытного и вкусного обеда, позволяют себе пару часиков побездельничать: выпить вина или камры, предаться любви и разврату… типа поедания печенья в постели… Да-а-а, тебе бы это понравилось! В это время дня на пыльных, пропаленных жаром улочках их городов ты не найдешь ни одного человека, разве только кошек, вольно раскинувшихся на земле. Кажется, будто городок, в который ты по недомыслию угодил в разгар сиесты, умер и ты бродишь в одиночестве по пустым улицам, толкаешься в закрытые двери уютных харчевен и с изумлением пялишься на одурманенные жарой лица местных красавиц, скучающих на балконах.
Меламори улыбается, довольная, как сытая кошка.
- Так выходит у нас сейчас сиеста? – спрашивает она, коварно подбираясь ко мне.
- Да, можно и так сказать. – я быстрым движением прижимаю ее к себе и целую в нос. - Что ты пожелаешь: мы можем поваляться в кровати или спуститься вниз за чашечкой камры…
Она хихикает, прижимаясь ко мне, лукаво глядя на меня из-под растрепанной челки.
- У меня есть мысль получше. – говорит она.
- Ммм… мне уже страшно. – я замираю в притворном испуге. – Чего ты хочешь, о коварная властительница моего сердца?
Меламори встает и, украв у меня одеяло, закутывается в него на манер римской тоги. Подмигнув мне, она, слегка покачивая бедрами, скрывается за дверью, оставляя меня в гордом одиночестве, и на меня почти сразу набрасывается прохладный ветерок из приоткрытого окна. Но я даже не успел в полной мере насладиться этим, потому что Меламори довольно скоро вернулась с подносом, с которого доносились дурманящие ароматы камры и, кажется, ее любимого печенья.
- Ты собираешься его прямо здесь? – я смотрю, как она садиться у постели и аккуратно становит поднос на пол рядом с собой. – С крошками?
- Именно. – Меламори садиться по-турецки, не обращая внимания на мои слабые попытки отобрать у нее одеяло. – Я собираюсь предаться самому чудовищному разврату, и, предлагаю тебе, присоединится ко мне.
- Кто я такой, чтобы отказываться от разврата? – я потягиваюсь и сажусь рядом с ней. – Знаешь ли ты, что сочетание камры и печенья страшнее любого сильнейшего заклятья Павших магистров?
- И как же действует это сочетание? – спрашивает Меламори, предварительно набив рот печеньем и залив это добрым глотком горячей камры.
- О, это длинная история.
- А у нас сейчас полно времени. Рассказывай давай!

@темы: хочу дарить сказки, распознавание образов, и приснилось мне Ехо..., Мысли, Креатифф

19:29 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
Фанфик для Helkarel Гимли/Галадриэль, стеб


Друг мой, Леголас, мне опять хочется поговорить о Ней. Да, я знаю, у тебя лицо сразу становится таким грустным, будто-то съел кислое яблоко, но надо же мне кому-то исповедоваться и я, друг, надеюсь на тебя.
Ах, друг мой, как я тоскую по Ней, по Ее взгляду, по Ее волосам, сияющим как наше старое золото, давно пылящееся в самой дальней пещере. А какой у нее голос! Случилось бы ей быть на морском берегу, она перекричала бы всех чаек, а от ее пения наверняка бы лопались хрустальные бокалы, в которых иногда пьют короли. Разве она не прекрасна, друг мой эльф?
Одного я не понимаю: зачем ей нужна эта бледная поганка – ее муж? Что? Он король? Да разве он похож на короля? Настоящий король должен иметь здоровый румянец во всю щеку, с полдюжины шрамов… вот скажи, если ли у него шрамы? Говоришь, нет? А у моего деда был шрам… на заднице и хочешь, верь, хочешь, нет – он только украшал его! А как короли пьют: добрый эль и хорошее красное вино течет по усам и бородам пирующих, они громко поют застольные песни, а король орет их громче всех. А разве этот сморчок сможет так? А сможет он скакать на боевом пони навстречу врагам, громко размахивая секирой…а, у них луки? Ну, пусть он будет размахивать луком,… только он же не станет. Ну и скажи мне, Леголас, зачем такой прекрасной женщине такая бледная поганка как он?
Вот если бы рядом с ней был я… Что? Почему ты смеешься, остроухий? Ты не веришь, что я могу быть ее достойным? Хм,… но помечтать-то я могу? А если могу, то… мы были бы с ней вместе, и я бродил бы по чудесным лесам Лотлориена вместе с ней, а она бы бродила по нашим пещерам со мной. Что? Ты говоришь, что за женщинами надо ухаживать, а что может подарить эльфийке гном? Как что, а бриллианты? Не надо морщить свой смазливый нос, остроухий, женщины испокон века любили драгоценные камни, они куда долговечнее цветов и вообще, «лучшие друзья девушек – это бриллианты»! Ха-ха! Ну, что, утер я тебе нос?
Ну вот, видишь, мы решили все проблемы и можем быть счастливы… что? Говоришь, осталась еще одна проблема? Какая же? А-а-а, ты имеешь в виду мой рост, ты вечно надо мной смеешься, а между тем, дома у меня отбоя от девушек не было, в отличие от тебя, тебе бы все по лесным болотам за оленями скакать! И проблему с ростом я уже решил! Тебе интересно? Что ж, когда мне хватит смелости... хм… нет, когда мне хватит наглости, я встану на табуретку и сорву поцелуй любви с Ее губ. Эй, Леголас, куда это ты пошел, стой! Ну вот, опять блюет в кустах, хотя обещал не пить, остроухий враль.
О, друг мой, ты вернулся! Ты чего такой бледный, может тебе медовухи налить? Сразу станет легче, вот тебе зуб даю! Что, мой зуб тебя не привлекает? Жаль, я как-то раскусил камень, когда был очень голодный и заблудился в пещерах,… я маленький еще тогда был. Так о чем это мы? Ах, да… о Ней. Знаешь, Леголас, она такая далекая и недоступная, как девушка, окруженная свирепыми старшими братьями, в кольчугах до полу и со здоровенными секирами! Говоришь, лучше сказать: «недоступная, как луна»? Да ты поэт друг мой, но моя метафора куда вернее отражает суть дела.
И я тоскую по Ней, как мыши в наших пещерах тосковали по кусочкам заплесневелого сыра, запрятанным на самой верхней полке шкафа, запертого на большой замок, я думаю о Ней, как Саурон думает о Кольце, я складываю о ней стихи, достойные быть спетыми на любое хорошей пирушке среди собратьев-гномов. О, ты спрашиваешь, о чем мы поем? Ну, если речь идет о женщине, то мы обычно поем о том, как сильна будущая жена – вынесет на себе скарб целого рода в случае нападения дракона; поем о том, какой добрый эль она варит в перерывах между стиркой пеленок и кормежкой детей и, конечно же, не забываем упомянуть, как тверда ее рука, особенно в те моменты, когда мы возвращаемся домой, пьяные в стельку, после дружеской встречи.
И я думаю, Леголас, что всеми этими качествами Она обладает. Она сильна, домовита и рука ее тверда. Что ты опять смеешься, думаешь легко управлять целым лесом, по которому скачут беззаботные дети цветов и поют песенки о безответной любви? А она управляет и как! Руку даю на отсечение, что кальсоны у нее муженек стирает, ну или полирует, вдруг они у нее железные? Вот это женщина: снаружи такая хрупкая, нежная, а под юбкой – железные кальсоны!
Легола-а-ас! Ну вот, тебя опять тошнит в кустах, да что ж такое?

@темы: Те кого люблю, Мысли, Моска нет, Креатифф, распознавание образов, я идиот, убейте меня кто-нибудь!

15:38 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
Герд, я обещала тебе фанфик по "Темному рыцарю" с твоим участием - вот и он, все так как ты и заказывал.
Наслаждайся. :)

читать дальше

@темы: Креатифф, распознавание образов, Те кого люблю, Мысли

00:37 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
Фанфик для Снег из Сибири по вселенной X-men

читать дальше

@темы: Креатифф, Мысли, распознавание образов

20:59 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
для Феаринга, фанфик по ГП, как ты и просил, с твоим участием.

читать дальше

@темы: Креатифф, Мысли, распознавание образов

Осветило солнце с южной земли и дуб, и терновник и ясень. (с)

главная