• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: креатифф (список заголовков)
16:23 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
В маленьком, полном зелени дворе, зажатом между домами, играют дети. Я сходу, едва зайдя во двор, определяю все эти тонкие паутинки-связи: вот заводила, этот – серый кардинал, а вокруг – свита. И почти сразу же мой взгляд замечает одинокую фигурку, прислонившуюся спиной к тополю, который высится в отдалении.
Грустный взгляд искоса, из-под челки, всем своим видом как бы говорит: «я нисколечко не переживаю, что я не с вами, я ни в ком не нуждаюсь». Что-то царапает в душе при виде этого парнишки, не принятого в стаю.
Видимо, я питаю слабость к аутсайдерам. Или у меня просто тяга спасать этих, которых вот совсем никто не нужен, ведь они смогут прожить и сами по себе.
А во взгляде – волчья тоска.
- Привет. – я прислоняюсь плечом к его тополю, закуриваю и чуть-чуть приподнимаю шляпу, салютуя.
Мальчишка молчит, усиленно делая вид, что меня нет, и это царапает меня еще больше, мне почти уже жизненно важно увидеть хотя бы тень улыбки на его лице.
- Я вижу, что тебе хотелось бы поиграть с ребятами.
Быстрый взгляд в мою сторону.
- Это не так.
- Но тебя по каким-то причинам не принимают. – я как бы продолжаю незаконченную мысль, закидывая крючок и он почти попадается. Почти.
- Я сам не хочу.
Где же ты успел нарастить столько колючек, маленький кактус?
- А зачем тогда смотришь в их сторону украдкой?
- Я… я… Реми говорит, что я – сумасшедший, потому что вижу духов, и если они будут водиться со мной, то тоже заразятся. – опускает голову, пряча слезы, мелькнувшие в уголках глаз.
- Сумасшествие не заразно. – усмехаюсь я. – А вот глупость, похоже да.
Еще совсем дети, но все у них по-взрослому, просто масштаб другой. Уже вросли, стали винтиками, плоть от плоти всех этих косых взглядов, страха перед иным и осуждения тех, кто сбивается с общего ритма.
- Мама тоже говорит, что я не в себе и духов нет. А я их вижу! И хранителей дома и умерших! Я даже говорил с ними! А мама говорит, что все дети как дети, только я тронутый… И зачем-то выдумываю про чудовище, что сидит под кроватью, но оно ведь там было, было...
Захлебывается словами, говорит так быстро и сбивчиво, будто боится, что его сейчас прервут, отвесят подзатыльник за «глупые бредни» и, возведя глаза к потолку, спросят: «за что мне такое наказание?»
- Вы можете не верить в чудовищ, но они верят в вас. – тихо бормочу себе под нос.
- Что?
- Я их тоже видел. Духов. Но не говорил с ними, мне просто неинтересно. А вот с чудовищем пришлось попотеть.
- Вы? Но… но…
- Так уж случилось. – пожимаю плечами. - Я вижу много чего непонятного. И поскольку я устал бояться и кричать: «нет», я предпочитаю верить.
Он ошарашено смотрит на меня.
- Думаю, что это очень большая удача, что твоей маме достался именно ты. – я сажусь на корточки перед ним и легонько щелкаю мальчишку по носу.
- Но ей нужен не я, а другой сын, нормальный! Я и им не нужен! – он кивает в сторону ребятишек, занятых игрой. – Даже папе я не нужен, он ведь ушел и не вернулся и все из-за меня!
- Это твоя мама так сказала? – чувствую, как подобралась метафорическая шерсть на загривке.
- Да. – всхлипывая. – Я должен перестать их видеть, иначе ей будет грустно, она ведь любит меня, а я…
Иногда я очень не люблю людей. Но куда больше и чаще я не люблю то, что они делают с другими людьми под прикрытием высоких слов о любви – это еще одна царапина на сердце такого отъявленного пройдохи как я.
- Вытри слезы. И запомни, что я сейчас скажу.
Он с удивлением смотрит на меня, но повинуется.
- Ты нужен себе. Именно ты и никто другой.
Оставайся таким же сумасшедшим.
Повернись лицом к чудовищам и обними их, ведь им тоже страшно.
Позволь другим оставаться другими.
Встань и иди.
Об одном лишь прошу: не останавливайся.

@темы: Креатифф, Мысли, архетипы, распознавание образов, шла бы ты домой, Пенелопа

13:08 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
Если бы я мог все сделать по-другому…
Вспоминая каждый свой шаг, каждый взгляд, жест или слово я понимаю, что ошибался. Помня все, что я сказал и сделал – я был прав.
Незачем гадать, что было бы, потому что мы имеем дело с тем, что есть. С нашим прошлым, написанным начисто, без черновика, хоть и хотелось бы, чтобы все это было сном, но не срослось. С нашим настоящим, в котором нам остается лишь простить себя и жить дальше. И еще есть будущее, в котором у нас есть шанс доказать, что все жертвы были не напрасны.
Но есть еще одно незаконченное дело, без которого я не могу идти дальше. Чисто символический жест, но мне жаль до безумия, вся моя решительность улетучивается, сделать последний шаг труднее всего, горло сжимается от необходимости подвести черту раз и навсегда.
Ничего уже не будет как прежде, хотя некоторые вещи и люди останутся неизменными и это внушает мне надежду – терпеть не могу играть в игры, правила которых мне неизвестны.
Мое поле битвы – мой перевернутый мир, где чтобы одержать победу, ты должен полагаться только на свои инстинкты и там ты не можешь быть никем, кроме себя.
Я закрываю глаза.
Всего лишь одно движение.
С тихим шелестом падают к ногам длинные пряди. Я отрезаю свою прежнюю жизнь, ампутирую чувства, страхи, желания, амбиции – вместе с ними умирает прежний Хирако Шинджи. Безжалостно, неровно, кромсают ржавые ножницы красную нить прерванной жизни бывшего шинигами, а я с радостью помогаю им. И так легко и свободно становится голове, ветер из открытого окна щекочет шею, и я даже улыбаюсь, впервые с тех пор как.
О чем ты сожалеешь, шут? Ведь сегодня ты родился заново.

и арт, меня вдохновивший:

@темы: распознавание образов, Мысли, Креатифф, я идиот, убейте меня кто-нибудь!

13:28 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
Мне трудно жить не чувствуя на своей коже ветра перемен, без этого я мелею, как река в сезон засухи. Лежать поперек кровати, смотреть в потолок и чувствовать, как с каждым вдохом умирает еще один атом моего тела – самая невыносимая из смертей и потому я так часто срываюсь с места, уходя неведомо куда.
А те, кого я оставляю, ждут и верят, а я бы не ждал. Они говорят: «мой», а я отвечаю, что я «свой собственный», они считают это шуткой, но я серьезен как никогда, пожалуй, впервые говорю правду от и до, но ведь людям куда приятнее верить и обманывать себя, поэтому все их слезы уходят в землю и это тоже выбор тех, кому ждать.
Но просто приятно знать, что где-то есть дом, куда можно возвратиться, переполненным до краев миром, которым дышал и историями, которые прожил. Высыпать это бесценное к ногам твоим, выслушать твою тоску и обнять: ну же, погляди, что я принес тебе!
Не надевай на меня ошейник, не привязывай мое запястье, не ищи волшебных слов, что смогут удержать ветер – бесполезно. Я ненадежен,… безнадежен, а ты – моя полная противоположность, ты основа мироздания, ты Иггдрасиль, ты маяк, что светит в шторм морякам.
Я не прошу у тебя прощения за то, что я есть – невозможно изменить суть вещей, то есть, возможно, конечно, но это будет уже нечто совсем другое и совершенно необязательно, что оно будет тебе нужно. Мне точно не надо – я люблю людей именно такими, какие они мне попадаются по пути: сумасшедшие и святые, глупые и умные, прекрасные и некрасивые – всего лишь карты в колоде и не будешь же ты утверждать, что игроку надо испытывать какие-то сильные чувства к кусочкам картона?
Не плачь, моя Пенелопа. Ты – нечто бесценное. Видишь, я даже говорю: «моя», а ты ведь знаешь, что я никогда не любил кем-то обладать. Я рожден, чтобы смотреть на этот мир широко открытыми глазами, без гроша за душой, надеясь лишь на себя, с призрачным багажом, за который никто не даст даже медной монеты. Но и мне иногда бывает приятно обманываться – так я чувствую, что еще человек.
Пока еще.

@темы: и приснилось мне Ехо..., архетипы, Мысли, Креатифф, распознавание образов, шла бы ты домой, Пенелопа

17:58 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
Я все никак не напишу до точки, захлебываясь словами, ведь мне так важно сказать тебе:
"милый Кай", " я все еще жду тебя", "как трудно живется все эти месяцы без...", "я обязательно найду тебя"...
Взрывается сознание на мельчайшие осколки, разлетающиеся по углам, чтобы всплыть однажды горечью осознания, что спасать некого и незачем, что право слово, кому нужна эта вечность, если есть горячий шоколад и "Теория Большого Взрыва"? И мальчики в своих стерильно-белых спальнях засыпают в обнимку с глянцевыми Снежными Королевами, а просыпаются с кофе и небритой щетиной - о прижаться бы к ней своей щекой, но мы гордые, страшно гордые и вообще сказка эта похожа на виниловую пластинку, что бесконечно и по кругу и никто не слушает уже, потому знают наизусть.
И все мои письма остались лежать между страницами детских книжек, где все было правильно и как надо, но мне так жаль, что мы живем не по ним и не рвемся складывать эти проклятые ледяные осколки, залезать на башни, убивать драконов и спасать принцесс. И я наматываю километры с плеером, разноцветные шарфы на шею, парсеки лжи всем знакомым, подруженькам и близким, а прежде всего - самой себе. Знаешь, я почти поверила, Кай, что так и надо и даже розу твою вынесла на площадку, но она так и стоит там в кадке и никто не забирает ее проклятую, кому она нужна кроме меня?
Мы с тобой часто ходим по одним и тем же улицам, только в разное время: то опаздываем, то спешим, то мимо пробегаем, не замечая, делая вид, что сами по себе и никогда ничего не было, не сбылось, даже не снилось, вот совсем ничего. И верим, дураки, верим, идем к другим, спим с другими, варим кофе тем, кто потом нам скажет: "спасибо, все было чудесно" и шагнут за порог, а мы тем же вечером отправим бумажку с телефоном в мусорное ведро и продолжим жить, как ни в чем не бывало.
Иногда, по ночам, я слушаю радио и среди помех ловлю твой голос, рассказывающий мне, как прошлым летом мы были в Буэнос-Айресе, совсем недалеко от края земли, я киваю и переключаюсь на новую волну.
Иногда, ты находишь в кафе записки на салфетках, написанные моей рукой, где я рассказываю, что зиму мы провели у моей тетки, где ты впервые в жизни попробовал глинтвейн.
Порой, фотографии наших детей я нахожу среди страниц только что купленного модного журнала.
Записки с указаниями, что купить к ужину ты находишь в своей корзине для бумаг уже, кажется, почти не удивляясь.
Мой милый Кай, мне надоело то, что в моей жизни тебя не хватает, как кислорода, мне невыносимо собирать по кусочкам жизнь, которую я никогда не проживу, если наконец не сделаю этот проклятый первый шаг.
Жду тебя сегодня, в семь, на площади.
Твоя Герда.

@темы: Креатифф, Мысли, и приснилось мне Ехо..., распознавание образов, романтика супермассивных черных дыр, шла бы ты домой, Пенелопа

15:01 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
сказка для Зюньки

Легче воздуха, струей тумана проскользнуть между темных стволов, протечь звонким ручейком меж узловатых корней, сорваться с ветки беспечным листом и пережить краткий миг полета.
Когда было тело - земное, плотное, казалось невозможным оторваться от земли, она тянула к себе - древняя, темная, всемогущая. А теперь притяжения нет, зовет к себе небо - необъятный простор, полный тайн. Можно уйти тропой духов, вместе с другими, и там, среди бессчисленных звезд, найти новое тело или странствовать путями блуждающих светил. Но еще рано, так рано, и невозможно не насладиться горьковатым дымом случайного костра у реки, солнцем, пробивающимся среди ветвей, ароматом ягод ежевики в горсти, диким и быстрым полетом над ночным лугом, когда едва касаешься стеблей травы под ногами.
А еще как-то по-особенному виден мир: ветер, который можно потрогать - серебристые нити, как струны, звенящие от прикосновения. Или переливающиеся всеми цветами радуги воды реки, мерцающие покрывало тумана... Впроечм, мелочи все это. Живые существа куда интереснее: биение жизни пронизывает их, а за плечом всегда незримо маячит тень смерти, но вместе это так красиво, что дух захватывает и удивляешься себе: почему при жизни не замечал такой красоты?
И сам же себе отвечаешь: не было нынешней легкости, был плоть от плоти этой земли, но ведь постой, приглядись! Тонкие нити, что крепче самых прочных морских канатов, пронизывают землю, связывая в единое целое. Жизнь не останвливается, она везде и теперь ты действительно ощущаешь себя частью целого.
А значит можно отпустить себя, подпрыгнуть и оторваться от земли, поднятся выше самых высоких деревьев, вместе с летучими семенами одуванчиков. И пусть ветер влечет за собой все дальше и дальше, все выше и выше.
Видишь, там, высоко, и так близко, что прям рукой подать, над горизонтов пролетела падающая звезда?
Загадай желание.
И как в детстве, когда верилось на раз, что мир вокруг удивителен и все желания исполняются, стоит только крепко зажмуриться и попросить, ты загадываешь...
... Проснуться в мире, где можно летать.

@темы: Креатифф, Мысли, и приснилось мне Ехо..., распознавание образов, хочу дарить сказки

15:24 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
Я не верю, что я это написала. :facepalm3:
Только ради тебя, Хэл.

Пейринг: Изабелла/Мередит
Персонажи: Изабелла, Хоук, Варрик, Андерс и Мередит - упоминаются.
Жанр: стёб
Рейтинг: когда у меня был рейтинг?XD
Предупреждение: три Петросяна вместе - это страшно.
Саммари: Варрик и Хоук генерируют идеи, Изабелла их реализует.

читать дальше

@темы: я идиот, убейте меня кто-нибудь!, распознавание образов, Те кого люблю, Мысли, Креатифф, Dragon Age

15:36 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
сказка для LAW

"Вечная любовь, верны мы были ей.." (с)


Есть люди, подобные деревьям, что уходят корнями глубоко в землю, они глубоко проросли в ней, став единым целым с родными местами. Про таких говорят, что вода ручьев и рек их родного края, плещется в их крови, а если они вздумают покинуть свою малую родину - завянут, засохнут, нельзя им без отчих могил.
А есть люди, что как пух одуванчика - летают по ветру, лишенные корней, беззаботные, способные каждый приветливый угол назвать своим домом. Что-то влечет их от города к городу, они нигде не задерживаются надолго, странствуя по миру и взбаламучивая тех, кто не склонен к перемене мест. А если захочет женщина свить гнездо с таким мужчиной, несомненно, она повторит судьбу верной жены Одиссея.
Я не думала, что это случится со мной. Как и многие девушки, я мечтала о семье и детях, но свалился мне как снег на голову Он. С одуванчиками в светлых кудрях, жизнерадостный и беззаботный как дитя. Сначала он меня жутко злил и я отмахивалась от него, как от надоедливой мухи, но постепенно все-таки оттаяла, перестала избегать и заслушалась его историями, очаровалась как девочка, удивляясь самой себе. Любовь подкралась на мягких лапах и скогтила мое сердце, но мой любимый не был склонен к гнездованию, о чем мне прямо заявил.
- Зачем я тебе тогда? - спросила я у него в упор. - Нашел бы себе такую же перелетную птицу и не мучил меня.
- Если бы тебя не существовало, то я бы тебя выдумал. - смеясь, ответил он и обнял меня за плечи.
А мне вдруг подумалось: что если и правда выдумал? И сижу я тут с ним на косогоре, глядя, как лениво катит вдаль свои воды река, а наша история повторяется. Вдруг так уже было?
Сто лет назад или двести. Тысяча лет и то не срок.
Заговоренная я им что ли? Или приговоренная? Почему я вижу вокруг много достойных мужчин, за которыми я была бы как за каменной стеной, но ноги и сердце влекут меня к этому ненадежному, постоянно ускользающему фантазеру?
И не знаю, зачем он меня такую выдумал, ведь если спросить, глупо получится: где есть такие вопросы, там кончается любовь. Может быть, я бы тоже могла его выдумать, такого как надо мне, но у меня нет таланта к этому, да и он все-таки мудрее меня.
Он кладет мне голову на колени, я перебираю его волосы и с трудом сдерживаю себя, чтобы не спросить: а какая я была раньше? Мне все кажется странным, как он нашел меня, а когда я все же спрашиваю его об этом, он отвечает:
- По глазам. Твои глаза я всегда узнаю в толпе чужих.
И я его тоже узнаю. Через столетия, когда изменится до неузнаваемости привычный мир, где-нибудь, может под чужими звездами, вдали от Земли, мы снова найдем и узнаем друг друга.
На самом деле, все эти наши встречи - череда маленьких жизней, что складываются в одну большую, длиной в Вечность.
Где я всегда люблю лишь тебя.

@темы: Мысли, Креатифф, и приснилось мне Ехо..., распознавание образов, хочу дарить сказки

21:58 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
сказка для Eleniel


Я никогда прежде тебе этого не говорил, но «Победа любой ценой» не мой девиз. Мой девиз звучит иначе: «Победа, недорого». (с)

;)


«Всякий уважающий себя бард в жизни должен сделать три вещи: сочинить песню на века, очаровать целый полк томных красавиц и заговорить дракона». Эта фраз принадлежит знаменитому бродячему барду Лансу, что скитался по городам и весям нашего королевства лет эдак сто назад. От его творчества до потомков дошло немало хороших песен, но признанным шедевром считалась баллада «Разговор с драконом». Говорят, Ланс действительно говорил с драконом, но, со временем, эта история обросла таким количеством домыслов, что разделить правду и ложь кажется невозможным. Но мы все, же попробуем.
В один небольшой городок, расположенный в горной долине, залетел дракон. Сжег пару кварталов, съел несколько прекрасных дев и улетел в горы, где обосновался в пещере и стал требовать с жителей города дань. Горожане пытались с ним договориться, но потерпели неудачу, посылали к нему драконоборцев, но все были убиты драконом еще на подступах к пещере. Почти утратив надежду, жители города посулили большую награду любому, кто спасет город от дракона. Но желающих было немного и городу пришлось промучиться еще несколько лет, прежде чем в город пришел Ланс.
Он, конечно же, слышал о награде, а в тот момент ему были отчаянно нужны деньги на новый камзол и поэтому он, недолго думая заявился в ратушу и предложил отцам города свою помощь. Те подняли его на смех: бард надеется справиться там, где спасовали многие храбрые воины? Но Ланс был настойчив и они, в конце концов, уступили.
Он отправился в путь не мешкая. По дороге Ланс то и дело натыкался на белеющие в траве кости своих предшественников, нервно смеялся и шел дальше. Наконец, достигну пещеры дракона, бард присел у входа, и, достав из-за пазухи любимую трубку, неспешно набил и раскурил ее. Некоторое время он, молча, сидел, пуская дымные колечки в небо и собираясь с мыслями, а затем достал из чехла гитару и начал бренчать на ней какой-то легкомысленный мотив. Мелодия достигла слуха дракона и он, недовольно кряхтя, встряхнулся и выполз из пещеры.
- Ты кто такой? - рявкнул он на барда, который, как ни в чем не бывало, перебирал струны и пыхтел трубкой.
- Ланс. Приятно познакомиться.
- Ты тоже пришел меня убить? – недобро прищурился дракон.
- Нет. – ответил бард, на мгновение оторвавшись от своего занятия. – Видишь ли, я очень миролюбивый человек. Мне всего лишь нужен новый камзол.
- Ты… ты это серьезно? – оторопело пробормотал дракон.
- Конечно. Мой нынешний совсем на локтях протерся, вот, посмотри. – Ланс издал вздох сожаления.
Человек и дракон некоторое время молча, смотрели друг на друга, а затем дракон спросил:
- Я чего-то не понимаю… ко мне-то ты зачем пришел? Тебе портной нужен. Или… - дракон обнажил зубы. – Из моей чешуи камзол хочешь сделать?
- Я бы конечно был первым модником на деревне, - ответил Ланс, - Но вот беда: ты уже старый, потрепанный…боюсь такой же вид и у камзола будет.
- Старый? Я? – взревел дракон, мигом подобравшись. – Да я полон сил!
- Если ты такой сильный, почему же ты сиднем сидишь в этой пещере на своем золоте? Неужели обложить город данью, жрать юных девиц и трястись над своими сокровищами – это признак того, что ты полон сил?
Дракон зарычал так, что со свода пещеры посыпались камни, а Ланс едва устоял на ногах.
- Я докажу! Я всем докажу, что еще полон сил!
С грохотом распахнулись гигантские крылья, и дракон стремительно рванулся в небо. Описав круг над горой, дракон полетел на запад, к морю.
- Счастье, что ты еще не старый, иначе ты вряд ли поверил бы мне. – пробормотал Ланс, задумчиво глядя вслед дракону. – Теперь городок свободен,… если только ты не вернешься. Но это уже не моя забота.
И был таков.

@темы: Креатифф, Мысли, и приснилось мне Ехо..., распознавание образов, хочу дарить сказки

20:54 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
Весенняя сказочка для панды Лаурелин

У подножия горы, в бамбуковой роще, что возле источника, стоит заведение «Поющая Панда». О смысле столь странного названия задумывались многие, версии выдвигались разные, но даже самые дикие, ни на йоту не приблизились к правде. Это было место, где можно было не просто пропустить стаканчик другой хорошего сливового вина, но и сделать это в хорошей компании, а после даже провести ночь в одной из особых комнат «Поющей Панды» в компании прелестной девицы и может даже не одной.
У меня обычно хватало денег только на пару стаканчиков, поэтому я всегда скромно садился у окна с видом на долину и придавался возлияниям, глядя на переливающиеся огни города. Одной из приятных особенностей этого заведения, был тот факт, что до тех пор, пока ты не потребуешь счет, еще выпивки или девочек на ночь, тебя никто не беспокоил. Сиди себе за своим столиком, пей вино или чай, думай о вечном или просто грусти без причины, глядя, как за окном клубиться туман, что спускается с гор вниз, в долину.
В один прекрасный весенний день, когда снег почти сошел и молодая трава начала пробиваться сквозь землю, а бамбуковую рощу окутали густые синие сумерки, я зашел в «Поющую Панду», чтобы по обыкновению пропустить стаканчик-другой перед долгим путешествием. Но мой столик у окна, за которым я устраивался уже много лет и который успел в каком-то смысле стать мне не только собутыльником, но и верным другом, оказался занят стареющим мужчиной, в драном халате. Посетитель печально и торжественно напивался крепчайшей персиковой настойкой, которую мадам Ху подавала лишь немногим и только по своему усмотрению. Возмущенный тем, что какой-то нищий занял мое место, я подошел к столику, и собирался было произнести гневную тираду в его адрес, но тут мужчина поднял на меня грустный взгляд и сказал:
- Это был ваш столик, да? Простите, что занял его – я сейчас в таком состоянии, что ни о чем, кроме своей печали думать не могу.
- Это вы извините меня. – я поклонился. – Я прикипел душой к этому столику, хотя ничего особенного в том, что вы его заняли нет. В конце концов, когда меня нет, кто его только не занимает.
- Присаживайтесь, прошу вас. Здесь хватит места нам двоим, а персиковую настойку мне не одолеть в одиночку, самонадеянно было думать, что я справлюсь.
Я сел. Одна из девочек мадам Ху тут же принесла еще один стакан, стоило только мужчине поднять руку. Мой невольный собутыльник разлил настойку по стаканам, мы кивнули друг другу и выпили.
- Что за печаль вы заливаете этим пойлом для избранных? - спросил я его.
Мужчина вздохнул.
- Я тоскую по тому, что утратил. И злюсь на то, что приобрел.
- Если первое я могу, понять, то второе с трудом, если честно.
- Ах,… это так сложно. Впрочем, держать эту историю в себе уже выше моих сил, так что думаю, сама судьба привела вас сюда в этот вечер.
Он помолчал, затем щедро разлил настойку по стаканам, мы выпили и он начал свой рассказ.
- Я родился и жил в столице уже много лет. У меня была хорошая работа, где меня уважали, красивая жена, которая меня любила и друзья – чего еще желать человеку? Но вот однажды, меня послали в далекую провинцию с проверкой. Я впервые оказался один и так далеко от дома и чем дальше я удалялся от родного города, тем больше понимал, что мне это нравится. Удивительно, да? Я вдруг понял, что не знал другой жизни, не думал даже, что может быть по-другому и так просто: каждый восход солнца радовал меня, пение птиц вызывало у меня улыбку, я был счастлив, хотя рядом со мной не было никого из тех, кого, как мне казалось, я любил. Оказавшись предоставленным самому себе, я понял, что до сих пор и не жил толком.
Долго ли коротко, но я прибыл на место, быстро сделал свои дела и отправился гулять по окрестностям. Стояло на редкость жаркое лето и, умаявшись, я присел на краю рощи, чтобы передохнуть. Мне зверски хотелось пить, но воды поблизости я не наблюдал, и тут из-за деревьев показалась женщина. Она несла в руках кувшин, и я мысленно поблагодарил мироздание, услышавшее мои молитвы. Когда она подошла ко мне, я попросил у нее воды.
- А вы не местный. – заметила она.
- Как вы узнали?
- У вас нездешний вид. – она подала мне кувшин. – Вы похожи на столичного чиновника, одуревшего от свободы, которая неожиданно на него свалилась.
Напившись воды, я поблагодарил ее.
- Не стоит. Вот если бы я несла персиковую настойку, я бы еще подумала, угостить вас или нет.
Я разозлился: она была слишком умна, слишком остра на язык, но при этом, не обладая неземной красотой, притягивала взгляд. Она поклонилась мне и пошла прочь, а я вскочил и как мальчишка, забыв обо всем, последовал за ней. Мы шли рядом по узкой тропке среди рисовых полей: она впереди, я чуть сзади. Ее звали Сяо, она ни разу не была замужем, а местные жители ее побаивались, считая ведьмой. Она не показалась мне страшной, а я ей чем-то понравился, и она пригласила меня к себе в дом.
Я знаю, что вы сейчас подумали, но ничего не было, мы просто разговаривали. Она все-таки угостила меня персиковой настойкой, и мы просидели с ней всю ночь за беседой. Удивительно, как два незнакомых друг другу человека, могут так много знать друг о друге и понимать другого без слов.
Утром она попросила меня остаться. Я же начал твердить ей о жене, работе, друзьях и о том, что я не могу вот так просто все бросить, но и видеть ее – величайшее счастье для меня.
- Не стоит тебе рваться пополам. – она сделала рукой жест, отгоняющий злых духов. – Где твое место? Знаешь, я так рада, что ты пришел ко мне и так зла на тебя за то, что ты принес с собой груз прожитых лет, обязательств, которые тебе не разорвать и страх что-то менять. Я ждала тебя все эти долгие годы, ты ведь и сам это понимаешь, но вот ты меня не подождал…
- Я вернусь к тебе. – я попробовал ее обнять, но она отстранилась.
- Пока ты не найдешь свое место ты будешь скитаться по этой земле. Годы, столетия. Я желаю тебе понять, что значит ждать, искать, верить, терять надежду и снова загораться. Я хочу, чтобы ты понял, что усидеть на двух конях сразу невозможно. А когда ты найдешь,… может быть, тогда ты скажешь совсем другие слова.
- И что же вы? – мой собеседник довольно долго молчал, задумчиво глядя на дно своего стакана и я, не выдержав, нарушил тишину. Странно, немудреная вроде история захватила меня целиком, и я жаждал услышать ее окончание.
- А я вернулся домой, но вместе со мной в дом вошла печаль по утраченному. Все вроде бы было как прежде, мне не, на что было жаловаться, но Сяо не выходила у меня из головы. Я глядел на свою жену и понимал, что вижу незнакомую женщину. Я не понимал, что она хочет от жизни, она не понимала меня, хотя и любила всем сердцем. Как это могло случиться? Я столько лет прожил рядом с ней, но совсем не знал ее.
Я оставил дом и деньги жене и, несмотря на ее просьбы, ушел восвояси. В глубине души я понимал, что я ищу Сяо и это радовало меня, поскольку я не люблю поиск без цели. Однако поиски затянулись – годы бежали один за другим, складываясь в десятилетия, но я, ни на йоту не приблизился к цели. Было время, когда я совсем потерял надежду и думал умереть, но смерть отвернулась от меня, и мне пришлось жить. Как хочется мне сказать всем, жаждущим бессмертия – не ищите его, это слишком страшная штука, наказание, а не награда. Я думаю, что это было слишком жестоко с ее стороны…
- Сколько же,… сколько же вам лет? – очарованный историей как мальчишка, я сидел со стаканом в руках, не сводя глаз со своего собеседника. То, о чем он толковал было больше похоже на сказку.
- Если я скажу – не поверите. – он печально улыбнулся. - И вообще, давайте считать, что я вам приснился. И история эта – одна из многих, которые можно услышать в подобных заведениях от пьяниц, которым кажется, что смысл их жизни заключен на дне бутылки.
С этими словами, он достал из кармана несколько монет и высыпал их на стол.
- Хорошей вам ночи. – он поклонился мне и вышел.
А я остался – допивать проклятую персиковую настойку и грезить этой историей о страннике, что бредет в синих сумерках в поисках своей Cяо – одна из многих историй, рассказанных в «Поющей Панде» под хмельком.

@темы: Креатифф, Мысли, и приснилось мне Ехо..., распознавание образов, хочу дарить сказки

18:19 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
сказка про единорога для Хэл
она правда с подтекстом получилась, уж извините. XD

Со стародавних пор известно, что рог единорога обладает целебными свойствами и даже способен вернуть утраченную молодость. К сожалению, поймать единорога может далеко не каждый, а лишь определенный круг лиц, да и те не выдерживают почти два десятка лет целибата. Посему, с охотниками на единорогов в нашем королевстве было туго, но все-таки нашелся человек, который решил исправить ситуацию.
Им оказался королевский Алхимик, одержимый идеей эликсира молодости. Чтобы осуществить свою цель, он взялся сам воспитывать своего единственного наследника, не допуская для сына никаких соблазнов. Время шло, мальчик рос в строгости, читая правильные книжки и срисовывая единорогов со старинных гравюр. По правде говоря, такая жизнь осточертела ему давным-давно, но другой он не знал, к тому же единороги были так красивы, что он хотел если не поймать одного из них, так хотя бы просто увидеть.
Когда он достиг совершеннолетия, отец позвал его к себе, произнес длинную пафосную речь и, вручив сыну фамильный меч, отправил парнишку на охоту за единорогом.
Что делать с мечом юноша представлял себе лишь в общих чертах: воин берется за меч с нужного конца и одним махом кладет всех недругов. На деле же, он с трудом мог поднять тяжеленький фамильный двуручник. Тем не менее, ему удалось даже закрепить его за спиной и, сев на коня, он отправился в путь, костеря папеньку на все лады.
Долго ли коротко он странствовал без карты и направления, но вот однажды, когда все его припасы закончились, конь был продан, а деньги истрачены, наш герой забрел в лес и, рухнув под старым дубом, заснул, утомленный бесплодными поисками. Огромный мир, который встретил его за порогом родительского дома, ошеломил юношу и он лишь чудом смог избегнуть всех соблазнов, что подстерегали его. Везунчик, право слово!
Наш усталый странник спал под дубом уже несколько часов и тут из зарослей орешника, что рос на краю поляны, высунулась любопытная морда и втянула ноздрями воздух. Морда без сомнений была лошадиная, да только много ли вы знаете лошадей с рогом во лбу?
Осторожно переступая ногами, единорог вышел из кустов и подошел поближе к спящему человеку. При неверном свете луны, озарявшем поляну через переплетение ветвей, шерсть единорога казалась почти черной, хотя на самом деле была скорее винно-красной и блестящей.
Единорог опасливо ткнулся мордой в плечо человеку: обычно люди пугали его, но этот был странный, очень странный...
- Привет! - человек внезапно открыл глаза и посмотрел на единорога в упор. Тот вернул взгляд и спустя несколько минут насмешливо фыркнул: лежит у парня под боком огромный меч, а он не спешит им воспользоваться, хотя видит, кто перед ним. Глупый человек! И странный.
- Разве ты не за рогом пришел? - спросил единорог.
Человек осторожно поднял руку и коснулся пальцами морды единорога.
- Я? Пришел? Я не знаю, зачем я здесь. - рассеяно улыбаясь, он гладил единорога, а тот ловил себя на мысли, что это, кажется, первый человек в его жизни, от которого не хочется убегать.
- Тогда что ты здесь забыл? - спросил единорог, пофыркивая от удовольствия.
Юноша осторожно приподнялся на локте и легонько щелкнул единорога по носу.
- Своей цели у меня нет, - он пожал плечами, - а папенькина вовсе не кажется мне такой уж заманчивой. Он надеется добыть из твоего рога эликсир вечной молодости, но я совсем не хочу тебя убивать. Видишь, какой я дурак?
- Дурак, - соглашается единорог, - и твой отец тоже, а знаешь почему? Из моего рога никакого эликсира не получится, кость она и есть кость и ничего больше.
- Знаешь, - юноша запускает пальцы в серебристую гриву единорога и начинает медленно перебирать ее пряди, - мне это даже больше нравится.
Единорог трется мордой о плечо юноши.
- А можно я останусь с тобой? - наш герой пинком отшвыривает фамильный меч подальше от себя.
Что-то изменилось.

@темы: Креатифф, Мысли, Те кого люблю, и приснилось мне Ехо..., распознавание образов, хочу дарить сказки

19:51 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
сказка для миледи Эйлор

Так трудно вылезать из-под одеяла, особенно поутру – студеное утро начала весны не слишком ласково к странникам. Но ноздри щекочет дым занимающегося костра – горьковатый, всегда сопровождающий меня запах, и я, выругавшись, встаю.
У костра сидишь ты – молчаливый, бесконечно близкий и далекий. Я открываю рот, чтобы просто пожелать тебе доброго утро, но ловлю твой мрачный взгляд и не произношу, ни слова. Слишком многое давно было сказано, некоторые вещи уже не имеют смысла, и я сажусь у костра, поддерживая твою игру.
Можно долго играть в молчанку, я в этом мастер, в конце концов, одинокие странствия, не разбавленные человеческим обществом, располагают к тишине. Ты учишься слушать и слышать других и, встречая людей, ты понимаешь одно – они говорят слишком много пустых слов, даже самые лучшие из них. И ты уходишь, но потом возвращаешься – невидимые нити привязывают к одному из этих двуногих существ, это даже кажется забавным поначалу, ведь это тоже жизнь, правда боль от нее пострашнее рогатины охотника. Невидимые шрамы остаются на сердце, и хочется рвать и метать, грызть глотки, почувствовать солоноватый привкус крови на губах – все это неправильно, нечестно, незнакомо и непонятно. Разорвать того, кто привязал меня к себе, ведь мне достаточно лишь сбросить ненужное, мешающее мне тело, а его оболочка так хрупка…
- Я уже и не сосчитаю, сколько раз, ты убегала от меня. – ты зачем-то прерываешь наше молчание, хотя чего я удивляюсь: ты же не можешь иначе. Ты самый лучший из людей, но даже ты не лишен этой дурацкой привычки усложнять жизнь словами.
- Зато я всегда возвращалась. – так трудно разлеплять губы, заставляя себя отвечать тебе.
- И снова уходила, мучая меня, да и себя, наверное. Не легче ли было сделать выбор раз и навсегда? Я никогда не стану для тебя чем-то большим, тебя все время манит эта глушь, я же вижу, как ты оживаешь за городом, вдали от людей.
- Что ты хочешь от меня? – страшно хочется завыть, огласить своей тоской здешние холмы, перекинуться через голову… станет легче, я знаю. Но не проще, увы.
- Чтобы ты решила, раз и навсегда, где твое место.
И ради того, чтобы я совершила этот выбор, ты подкараулил меня, во время одного из моих побегов в глушь, связал, не слушая моих просьб, и заставил пережить самую отвратительную ночь в моей жизни: запахи ночи манили меня, кружили голову, будоражили кровь. Я лежала, глядя на усыпанный звездами купол небес, чувствуя, как слезы катятся у меня по щекам – кажется впервые в жизни, раньше я плакала беззвучно. Что бы я не испытывала к тебе до этой ночи, ничего уже не будет как раньше.
Часть меня, маленькая, но все, же часть скулила о доме, теплой постели, надежном мужском плече, детях – бесконечные одинокие странствия утомили ее. Я не могу не слушать ее, не могу не понимать, что ты – мой мужчина и я уже не найду подобного тебе. И не то чтобы я буду совсем несчастной, нет, я даже смогу получать удовольствие от роли жены и матери. Но начинать нашу совместную жизнь так я не могу и не хочу, что-то надламывается во мне, не давая перешагнуть и идти дальше рядом с тобой.
А все могло бы быть совсем не так. Я могла бы остаться с теми, кто понимал меня, кто жил также, я могла бы никогда не встретить тебя и рвать душу пополам мне бы никогда не пришлось. Однако… слишком много предположений. Ведь я еще помню снег и кровь – как красиво и жутко смотрелась она, разбрызганная по земле. А еще было больно, так больно, что почти невозможным казалось просто дышать, и был бег и отчаянные крики тех, кто остался прикрывать наш отход. Впрочем, та жертва не помогла никому – те, кто спаслись, умирали один за другим – от ран или от голода. Осталась только я – осколок некогда могучего племени тех, кто никогда не принадлежал к жестокому миру двуногих и чтобы выжить, мне пришлось играть по их правилам.
- Знаешь… - я протягиваю руку и провожу ею над огнем, не боясь обжечься – это давно стало любимой игрой. Огонь не может причинить мне вреда - хоть это во мне осталось незатронутым людьми.
- Ну? – ты нетерпелив, как все люди, оно и понятно, в сущности, ведь ваше время так коротко, вы подобны былинкам на обочине – такие хрупкие и такие жестокие. Непостижимо. Казалось бы – раз вашу жизнь так легко прервать, вы должны были ее ценить – и свою и чужую, но нет, вы с легкостью ломаете ее, втаптываете в грязь, уничтожаете.
Я преображаюсь одним легким движением – давно забытое чувство восторга посещает меня, когда расплывается, тает, осыпается никчемная человеческая оболочка, и ты вскакиваешь, ошеломленный, ведь прямо на твоих глазах вершиться чудо. Руки становятся крыльями, ноги лапами с острыми, как бритва когтями, а последним тает лицо, впрочем, мои глаза остаются прежними и, вот беда – верь, ты в то, что глаза – это зеркало души, ты бы уже давно знал кто я.
Дракон.
Нет, я не сожгу тебя – ни сегодня, ни через тысячу лет. И пусть твоя потная ладонь хватается за рукоять меча – что мне это твоя железка, мне достаточно одного взгляда, чтобы ты застыл, завороженный. Но и этого я тоже не буду делать.
- Прости, - мой шепот похож на шуршание сухих камышей, на шипение кошки, посвист ветра, - Совершенно немыслимо дракону стать человеком, как и человеку, стать драконом. Но всем нам хочется счастья – хотя бы на миг. Спасибо… и прощай.
Я знаю, ты будешь смотреть мне вслед, смотреть, пока мой силуэт не растает на фоне дальних гор. И сердце твое будет полно ярости и печали и, пожалуй, последнего будет больше, потому что я все же хорошо знаю тебя. И если бы ты знал меня чуточку получше, ты бы тоже знал, что мне жаль.

@темы: Креатифф, Мысли, и приснилось мне Ехо..., распознавание образов, хочу дарить сказки

00:39 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
Есть Люди-Двери и я - один из них.
А может я просто Питер Пен и ношу свой Неверленд всегда с собой.

Тонкие и ловкие пальцы возятся с разноцветными нитками: тянут, переплетают между собой, запутывают, но это лишь видимость, ведь стоит приглядеться и можно увидеть строгую схему, сеть, сплетенную из нитей.
- Паучью сеть плетешь?
- Нет. Это всего лишь ловец.
- Ловец Снов?
- Душ.
- Зачем тебе души, пройдоха?
Улыбается открыто и искренне, натягивая сеть между ладонями.
- Хочешь, я расскажу тебе сказку? О драгоценных камнях, которыми усыпан наш пляж, о пене морской, рождающей русалок, о грустных криках чаек, которые знают дорогу в Волшебную Страну, но вот беда – никто из людей не может понять их… разучились. Некому спросить, а жаль.
- Чушь какая, на нашем пляже нет ничего, кроме разбитых бутылок, глупый фантазер.
- А я в каждом стекляшке вижу волшебную драгоценность. – одно ловкое движение пальцами и сеть исчезает, остается клубком ниток в руках. – Ну вот, видишь, это из-за тебя. Придется заново начинать.
Он снова начинает колдовать над мотком ниток, с такой сосредоточенностью, как будто в мире нет ничего важнее этого занятия.
- Эта реальность полна чудес, - замечает он, не отрываясь от своего занятия, - Они очерчены, лишь слегка намечены, а я придаю им цвета и глубину. Можно считать, что этот мир тверд и незыблем. Можешь считать себя просветленным, а меня дураком. Ведь твой путь пролегает по твердой земле, а моя дорога ведет лишь в болото. Ты знаешь, каким будет твой завтрашний день, ты знаешь, как надо правильно поступать и думать. Я же не уверен, что за вот тем углом не встречу зверский оскал огра с топором наперевес или фею, с пакетиком мармеладных мишек, которых она купила в соседнем супермаркете.
- Ты это серьезно или просто прикалываешься?
- Как сказать. Дети верят мне и действительно боятся огра или радуются встрече с феей. Мы уже сотни раз спасали Волшебное Королевство или искали корону короля эльфов…
- Это когда ты водил детишек по заболоченному пустырю за домом? Ну-ну.
- Мы искали потерянную корону короля эльфов, - очень тихо и спокойно, - И мы нашли ее.
А ведь он уже не мальчик: давно наметились морщинки в уголках глаз, да и среди волос вкралась парочка серебряных. Немало лет минуло с тех пор, как они ползали по лопухам во дворе, играя в индейцев с самодельными луками из ивовых прутов и старой резинки, украденной у девчонок. Они взрослели, учились смотреть на мир, не придумывая себе нелюдимого чудовища, сидевшего в кустах барбариса и принцесс, которых надо спасать из башни, которая, кстати, похожа на старую раскидистую иву, да и вообще не такая уж и высокая. И только один этот фантазер по-прежнему носился по лопухам с самодельной шпагой из обструганного прута осины и сочинял истории, рассказывая их всем, кто захочет его выслушать. Среди слушателей с годами становилось все больше детей, которые ходили за ним, как утята за мамой-уткой, завороженные его небылицами. Они были его войском, а он - их королем, в венке из одуванчиков, нередко съезжавшим на глаза.
- Нельзя быть таким придурком в твои годы. – неодобрение старых друзей, кажется, его нисколько не касается. Здравый смысл – это не к нему.
- О, смотри-ка, получилось! – он, радостно улыбаясь, демонстрирует своего ловца. – Надо же! У Крысолова была дудка, помнится…
- Неужели ты веришь в это? – хочется встряхнуть этого вечного мальчишку с неприлично сияющими глазами, хочется докричаться до него, понять, чем он живет, в точности, как и тогда, когда вы ползали по лопухам. Оцарапанные, но счастливые, вы шли на обед, обещая друг другу, потом снова встретиться здесь же, на этом самом месте и ты смотрел ему, вслед и упорно не понимал своего лучшего друга. Такое ощущение, что он случайно забрел на эту планету – везде чужой, слишком серьезно верящий в игру, не желающий опуститься до уровня своих товарищей и объяснить, что же твориться в его маленькой черепушке?
- Я открываю настежь свою душу, - улыбается, - А через нее в мир приходят чудеса. Ты не понял еще? Я – дверь в Неверлэнд и никто не сможет ее закрыть.

@темы: Креатифф, Мысли, архетипы, и приснилось мне Ехо..., распознавание образов, шла бы ты домой, Пенелопа, я идиот, убейте меня кто-нибудь!

22:45 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
Посвящается моему дорогому капитану, который, как и я знает, что бывших фанатов Звездных Войн не бывает.


Тук.
Тук-тук.
Тук-тук, тук-тук.
Уютная темнота окружает меня со всех сторон. Я – маленькая пылинка в пустоте, где не существует боли, отчаяния и правды, от которой хочется сойти с ума. Этот мир, противоречивый, опасный, озаренный сполохами гражданской войны, давит на меня, а я совсем не хочу принимать на себя эту тяжесть, ведь мой мир должен быть светел и прост.
Кто я?
Юный фермер с отдаленной планеты?
Герой и надежда союза повстанцев?
Сын Анакина Скайуокера, который, вот ведь сюрприз, наводит ужас на всю Галактику?
Плоть от плоти Дарта Вейдера.
Простите, но нет, я хочу остаться здесь, маленькой пылинкой в пустоте. Или дайте мне новую память!
Бен, это жестоко. Я не виню тебя, потому что не знаю, что стоит за твоим молчанием, но, может быть, лучше бы мне никогда не покупать этих дроидов. Страшная цепочка причин и следствий, но… Ведь это был мой выбор и моя жизнь.
Я не пылинка.
Это было бы слишком просто. Победа даже не Дарта Вейдера, а того Люка, что вечно стоит в тени, чья кривая улыбка является мне в кошмарах о той пещере на Дагобе. Люк из тени боится взвалить себе на плечи свое небо, боится стать кем-то, вообще боится мира, что лежит за пределами его фермы.
- Люк, ты слышишь меня?
Наверное, это самое тяжелое – просто открыть глаза, ведь вместе с пробуждением, на тебя вновь обрушивается этот мир.
- Люк?
Вдох-выдох. Мир расплывается, он слишком нечеткий и смазанный, как и очертания человека, что склонился надо мной. Но колебания Силы, сопровождающие его, всегда такие ясные, чистые и сильные, что не узнать невозможно.
- Лея…
- Я так рада, что ты пришел в себя!
А кто, собственно, пришел в себя? Задумываешься над этим вопросом и понимаешь, что сойти с ума очень легко.
- Люк? С тобой все хорошо?
Мы все носим в себе эту Тень, семя, отравляющее наш свет и битва с ней сложнее прочих схваток, потому что от нее ты не имеешь права бежать. И я знаю, что она будет продолжаться всю мою жизнь.
- Все хорошо. – улыбка еще слабая, но я стараюсь – ради Леи. – Со мной все в порядке.
Отец. Проиграл ли ты свою битву, как все думают, или она все еще идет в твоей душе?
Я хочу верить.

@темы: Те кого люблю, Мысли, Креатифф, распознавание образов, я идиот, убейте меня кто-нибудь!

00:23 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
весеняя сказка для Skazo4niza

- Ты ведь придешь следующей ночью, Сильвио?
- Конечно, Анна.
- Обещаешь?
- Обещаю! Как бы мне хотелось не расставаться с тобой…
Шум льющейся на мостовую воды, спугнул двух влюбленных и Сильвио быстрым движением взлетел на стену и, перемахнув ее, растворился в ночи.
- Джульетта! Это ты? Что ты здесь делаешь в такой час? – Анна недовольно накинулась на меня, красная от смущения, пытаясь сделать вид, что ничего не было, хотя могла бы и не стараться – у меня это куда лучше получается, я настоящий мастер в этом.
- Кошки, молодая госпожа. Весна, вся природа расцветает, ветер дурманит кровь, кошкам как всегда не спится в эту пору, вот я и плеснула на них водой, ведь их концерт мог разбудить вашего батюшку. Сомневаюсь, что вам это надо.
- О чем ты? – насторожилась, вся подобралась, но глаза отводит.
- Да ни о чем. Вам, кстати, давно спать пора, а не по кустам шастать. Доброй ночи. – с этими словами, я взяла ее за плечо и слегка подтолкнула в сторону дома. – Идите, идите.
Бедная девочка спотыкаясь, бредет к дому, бросая на меня через плечо недоверчивые взгляды. Она мне не доверяет, что и понятно, ведь ее отец нанял меня не только как наперсницу его дочери, он велел мне приглядывать за ней. Отец Анны прочит ее в жены богатому старому вельможе и вполне естественно, что ей этого совсем не хочется, тем более что ее сердце уже занято Сильвио – младшим сыном главного врага семьи Анны. Эти семьи враждуют уже несколько поколений, причем никто уже не помнит, с чего все началось, но остановиться им кажется невозможным.
Сильвио и Анна полюбили друг друга вопреки всему, и вот уже почти год встречаются тайно и лишь недавно ее отец что-то заподозрил и взял меня в свой дом. Нравится ли мне исполнять роль дракона, охраняющего принцессу в ее пещере? Отнюдь. Если бы поблизости ошивалась, хотя бы одна порядочная фея-крестная, я тут же попросила бы ее взять это дело на себя: взмахни, фея, волшебной палочкой и устрой счастье этих двоих. Потому что эта парочка настолько нерешительна, что до сих пор дело не дошло дальше робких поцелуев и жарких обещаний. Я же выросла в бедном квартале, где для достойной жизни надо было иметь немало мужества, которого нет ни у Сильвио, ни у Анны.
- Мама миа, неужели придется все-таки стать доброй феей? – ворчу я и, подобрав пустое ведро, иду к дому, следом за Анной.
- Молодая госпожа, - начала я на следующее утро, присев рядом с Анной, занятой рукодельем. – Сколько еще вы намерены скрывать от батюшки Сильвио?
Есть моменты, когда лучше идти напролом, хотя я всегда не любила ходить вокруг да около. Но бедная девочка видать сильно струхнула от моих слов: побледнела, уронила рукоделье и руки у нее задрожали.
- О чем ты говоришь? Какой Сильвио? – она все-таки попыталась все отрицать, но я накрыла ее руку своей и покачала головой.
- Не отпирайтесь, мне все известно. Как и то, что Сильвио – сын врага вашей семьи. Об этой вашей распре в городе знают все, многих она коснулась, а кому-то и вовсе стоила жизни. Глупая война глупых стариков, но вам ведь необязательно участвовать в ней, да?
- Какое тебе дело до нас? – голос Анны задрожал. – Отец приставил тебя ко мне, чтобы следить за мной!
Умная девочка.
- Мне, знаешь ли, не нравится идея выдать тебя замуж за старика.
Она промолчала, ошеломленная и во все глаза уставилась на меня. Помоги мне, Господи!
- Увы, ни твое, ни мое желание не имеет никакого значения для твоего отца. Но если ты любишь Сильвио, и он любит тебя, почему бы вам просто не сбежать из города? Скрыться там, где вас никто не знает. А потом, кто знает,… может быть, вы будете первыми голубями мира… - я поморщилась. – Анна, вы должны сбежать.
- Сбежать?
- Ваш отец собирается завтра пригласить дона Антонио в ваш дом, чтобы поговорить о вашей помолвке. Будете сидеть, и ждать, пока это случиться? Вы готовы навсегда попрощаться с Сильвио?
- Нет! Но… как же нам…
- Я все устрою. Положитесь на меня.
-Зачем это тебе? Зачем тебе устраивать счастье богатой девочки? - с неожиданной горечью в голосе спросила она. А она умнее, чем я думала. Тем больше мне хочется помочь ей.
- А может быть, я хочу поработать феей-крестной.
Они сбежали ночью: смущенные и испуганные дети, похожие на щенков, которых бросили на середину пруда – плывите, если хотите жить. Жестокая из меня фея-крестная вышла, однако.
Я постояла еще какое-то время у стены дома Анны, вдыхая прохладный ночной воздух. Люблю эту пору: сухой холод зимы, от которого ноют кости уже позади, но еще далеко до изнуряющей жары лета. Свежий ветер кружит голову, а на улице полно торговок с фиалками и крокусами. В детстве я находила их на прогалинах леса, что раскинулся за нашим городом: робкие зеленые стебли пробивали озябшую землю и попирали умирающие сугробы, отчаянно смело покачивая своими бутонами.
- Сбежали? Ну, надо же. Тебе все же удалось сделать доброе дело, чертовка! – знакомый голос за спиной заставил меня повернуть голову. За моей спиной стоял Джакомо: моя первая любовь, король уличных мальчишек, а ныне… кто он на самом деле, теперь даже я не знаю. Встал, прислонившись плечом к стене, и улыбается, но рука лежит на эфесе шпаги.
- Убьешь меня за это, Джакомо? Или отпустишь по старой дружбе?
- Я скажу тебе: браво! А я все ждал, когда же они решаться, думал: может подтолкнуть их?
- И ты поговорил с мальчиком…
- А ты с девчушкой.
Я киваю. Выходит, мы поняли друг друга. Не я одна поработала доброй феей.
- Зачем тебе это, Джульетта? Думала ли ты о том, что их любовь может кончиться… весьма грустно? Может быть, Анна вернется к отцу, испугавшись взрослой жизни? А мальчик жениться на какой-нибудь богатой толстушке, которую сосватает ему отец…
- А зачем это тебе, Джакомо? Может быть, все будет так, как ты сказал, но может им обоим хватит мужества и терпения и они даже смогут, в конце концов, примирить своих отцов. Ты знаешь, я потеряла своего отца в уличной потасовке, затеянной этими глупыми стариками. Я не хочу больше ненужных смертей. Этому городу, им всем, требуется чудо. И что может быть лучше любви?
Джакомо легко и нежно щелкает меня по носу.
- Смешная моя. Пойдем, я угощу тебя вином, красавица. Нечего тебе стоять одной на ветру.

@темы: Креатифф, Мысли, распознавание образов, хочу дарить сказки

22:28 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
Весенняя сказка для Пылайны

Смутные тени в саду разбудили фермера Вилли и он, недовольно ворча, вышел на крыльцо, прихватив с собой свою двустволку.
- Кто там шастает? Выходи! - гаркнул он в прохладную темноту апрельской ночи и спустившись с крыльца, прошел чуть в сторону от дома. Вилли не хотел стрелять без крайней нужды: может быть, там шалят лисы или воры, но вполне возможно, что какая-нибудь влюбленная парочка засела в кустах – им нравится укромный сумрак его сада.
Тишина. Однако Вилли все же различил движение среди сереющих стволов и сделал предупредительный выстрел в воздух. Послышался сдавленный вопль и шуршание кого-то, убегающего прочь.
- Дядя Вилли, чего вы расшумелись? – окликнул фермера девичий голос с раскидистой старой яблони.
- Это ты, Мьюриэл? – старик чиркнул спичкой и, закурив, закинул двустволку на плечо. – Ты тут проказничала? А чего не отозвалась?
- Я караулила лунного волка. – девушка свесилась с ветки – белки глаз мерцают в темноте. – Он искал в траве старые яблоки, должно быть. А может, решил над вами подшутить, дядя Вилли, вы же знаете, они это любят.
Старый фермер дернул плечом: как и многие мужчины в округе, он не воспринимал Мьюриэл всерьез, хотя с неохотой признавался, что, как следопыту, ей не равных, такие раз в сто лет рождаются. Ходил слух, что ее матерью была лиса-оборотень, которым нравилось иногда оборачивать и жить среди людей, правда всегда недолго – лес звал их к себе. Мьюриэл лишь загадочно улыбалась на эти сплетни, словно это ее вообще не касается.
- Извините, дядя Вилли, кажется, я вас разбудила. Мне еще учиться и учиться, - с этими словами она соскользнула с дерева и отвесила старику поклон. – Я пойду, пожалуй. Доброй ночи!
Рыжая-бестыжая, воистину. Наивно распахнутые глаза, разноцветный бусины и перья в волосах, щегольской пистолет с отделкой на поясе, да штаны с бахромой – при взгляде на Мьюриэл некоторые старики брызгали ядом. Казалось, она плевать хотела на то, что женщине полагается быть скромной, носить платье и опускать глаза долу в присутствии мужчин. Женщины, кстати, ее тоже недолюбливали, провожая косыми и завистливыми взглядами, а ей это все было как с гуся вода. Чертовка!
Мьюриэл удалилась прочь нахальной, кошачьей походкой, а старый Вилли не спеша докурил, задумчиво глядя в небо. Весна, звезды вон как ярко светят, снег сошел, и всюду начали несмело распускаться первые цветы. Хмель новой жизни кружит голову пряным ароматом, во и не спиться девке, невелика тайна!
Мьюриэл перемахнула забор одним ловким движением и, приземлившись как кошка на все четыре конечности, быстрыми скачками понеслась вниз по склону к реке, петляя между деревьев. Что за радость стать зверем, для которого свет луны и звезд, аромат травы, ощущение дикого восторга от бега, когда едва касаешься земли – лучший коктейль, мало кто из людей способен понять и прочувствовать это. Все-таки стоит сказать «спасибо» матери за эту звериную часть ее, пусть мама вряд ли еще вернется в эти места – лисы остывают к уже раз оставленным охотничьим угодьям.
- Этот старик тебя отпустил? – седая волчья морда высунулась из камышей и Мьюриэл, резко затормозив, кубарем упала в траву. – Что ты ему наплела?
- Фу ты! - она сдавленно засмеялась, лежа в траве и поглядывая на лунного волка шальными глазами. Тот растерянно ткнулся ей мордой в плечо.
- Не понимаю…
- И не надо! Жизнь намного проще, когда не рвешься пополам. И да, вот тебе мой добрый совет: не ходи больше к этому старику в сад. Для человека он неплох, но он когда-то был хорошим охотником.
- Ты тоже.
- Нет, не совсем. Он никогда не стоял на границе двух миров, а я…
Волк растерянно смотрит на одинокую слезу, ползущую по щеке девушки: ему незнакомы людские терзания, его мир предельно прост и понятен.
- Короче, - она быстрым движением стирает слезу и запускает пальцы в шерсть на мохнатом загривке волка, - Ты понял меня? Будь осторожен.
- Ага.
Луна отражается в глазах человека и зверя, наполняя их зрачки серебристым сиянием. Протяженный и слаженный вой внезапно проноситься над рекой.
Весна….

@темы: Креатифф, Мысли, и приснилось мне Ехо..., распознавание образов, хочу дарить сказки

22:57 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
весенняя сказка для rosa atoma

Кто подсказал эту музыку твоей душе?
Только любовь…



- Ты опять уходишь, да? – она прячет глаза, покрасневшие от слез и даже пытается улыбнуться.
- Да. – не видя смысла отпираться, он кивает и осторожно проводит пальцем по ее щеке, стирая слезу. – Ты же знаешь, как оно у меня бывает…
- Это действительно проклятье: тебе не сидится на одном месте и ты постоянно странствуешь, нигде не находя места, которое мог бы назвать своим домом. И упрямо отказываешься брать меня с собой…
Она похожа на своих дорогих фарфоровых куколок, что украшают ее спальню: хрупкое белокурое создание в тонких туфельках из шелка с розами. Одинокая девочка в весеннем саду, среди оголенных ветвей и подтаявших сугробов – трогательное зрелище.
- Ты простудишься, иди домой. – очень нежно говорит он ей. – Прошу тебя, милая. Я обязательно вернусь…
Он сжимает ее покрасневшие от холода пальчики в своих ладонях и греет своим дыханием. Она снова пытается улыбнуться:
- Хорошо.
Странная вещь – любовь. Легкомысленный флирт во время туров вальса, кокетливые взгляды, прикрытые веером – все это было забыто в тот самый миг, когда она поняла, что околдована музыкой, которую он не исполнял даже, извлекал из сердца. Другие кавалеры? Полноте! Она отказывала всем, никого не замечая, потому что его свет заслонил для нее целый мир. Не надеясь даже, что он обратит на нее внимание, она ходила на все его выступления и приносила белые розы – его любимые цветы. Он принимал их, благодарил и улыбался.
- Милая, сколько можно сходить с ума? Ты для него всего лишь очередная поклонница, не больше. – говорили подруги.
Она кивала, но продолжала ходить к нему с розами. Он был верен музыке, она была верна ему.
- Знаешь, я очень удивилась, когда ты пришел в первый раз… - она осторожно вынула травинку из его волос. – Немыслимо, что я вдруг заинтересовала тебя. Почему?
- Ты сама была музыкой. Помнишь, я ведь принес с собой нотную тетрадь…
- И весь вечер наигрывал мне мотив новой песни. Я помню. Был август, пели сверчки и падали звезды, а я расплакалась тогда, потому что во всем, поистине прекрасном, есть привкус горечи и теперь я это точно знаю.
Он обнимает ее и она, уткнувшись ему носом в плечо, тихо вздыхает. В тот вечер, ей казалось, что сердце человека не может вместить столько счастья, но когда наступило утро, он простился с ней, сказав, что ему пора в дорогу. Однажды пожелав служить музыке и красоте, он принял и проклятье: странствовать по свету, не зная дома. И, глядя ему вслед, она поняла со всей ясностью, что их теперь стало трое, и музыка, как любая женщина, не собирается делить его ни с кем. Тем удивительнее было то, что он все же вернулся. Она почему-то знала, что не навсегда и отрава этого знания разъедала ее счастье, как ржавчина – железо.
Еще холодный весенний ветер трепал ее кудри и полы его плаща. Она целомудренно поцеловала его в лоб, что-то горячо прошептала и побежала прочь, не оглядываясь, желая сберечь остатки гордости. В этот миг ей казалось, что и ее прокляли.
Годы странствий, бедности, ожидания и одиночества легли между ними. В конце концов, время стало казаться ей стоячей водой, а она сама была будто закутана в саван из паутины и пыли. И вот, однажды, она распахнула окно и вдохнула полной грудью весенний ветер, такой же холодный и свежий, как и тогда, много лет назад.
Она раздала своих кукол многочисленным племянникам, заперла свой дом и покинула родной город: участь Пенелопы не прельщала ее. Пройдя много городов и стран в поисках его, она, тем не менее, не могла найти любимого, а некоторые, встреченные ею люди и вовсе советовали ей бросить бесполезные поиски и подумать о себе. От таких она уходила, не дослушав. Годы бежали вместе с милями дороги, которой, казалось, не было конца, и вот, ее волос коснулась седина, а на лицо легли морщины – летопись ушедших лет. И все же, она не теряла надежды, по существу, это было единственное, чем она еще владела.
В одном приморском городке она зашла в кафе, столики которого стояли на улице. Чуть в стороне, у цветочной клумбы стоял седой как лунь старик-музыкант и играл на скрипке. Увидев его, она села, ошеломленная, на глаза ей навернулись слезы: это был он! Не шевелясь, она сидела, не сводя с него глаз, и слушала. Когда музыкант закончил, и в его старую шляпу посыпались монетки, она подошла к нему, устало покачивавшемуся, и поддержала за локоть.
- Кто… это ты! – он посмотрел на нее, внезапно став беззащитным как дитя, и по его щекам побежали слезы. – Как ты нашла меня?
- Присядь. – она подвела его к своему столику и усадила за него. – Выпей вина, оно согреет тебя.
- Милая, - растерянно прошептал он, - Почему ты… ведь я проклят, проклят, ты же знаешь. Я уже стар и все еще одержим, а ты прекрасна и молода, пусть даже с сединой на висках. Зачем тебе я, не мучайся, оставь меня.
- Помолчи, прошу тебя. Ничего не имеет значения с тех пор, как я увидела тебя. Я пришла, чтобы разделить с тобой твою дорогу, быть твоим посохом и теперь я уже не оставлю тебя.

@темы: Креатифф, Мысли, и приснилось мне Ехо..., распознавание образов, хочу дарить сказки

01:11 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
весенняя сказка для mother_midnight

Сумерки осенью горчат на губах, зимой звенят в тишине, летом и вовсе не слышны и лишь весной полны пьянящего дурмана, похожего на первый глоток молодого вина.
Натянутой струной звенит сердце, заполошно, безумно. Голова кружиться от аромата трав, хочется вскрикнуть от восторга и упасть, раскинув руки, в высокую траву. А небо все усыпано звездами, хотя и медленно светлеет у горизонта - недолго длиться ночь, совсем недавно родившаяся из тихого вечера. Весной грань особенно тонка, порой даже тоньше, чем на Самхейн, только светлее и звонче, ведь именно в эту пору прыгают через костер и назначают свидания в сумерках.
Как легко быть сумасшедшим и свободным после долгой и темной зимы, разогреть кровь дикими танцами, которые помнит тело, но забыл разум. И когда встречаешь чужие глаза в общем хороводе, разве не чудиться в них похожее: безумный, бесшабашный огонь, от которого хоть сейчас в пропасть, с головой и ликующим криком, что рвется из груди. Прыгаешь ведь, да только не в бездну, а вверх – ломаная тень, не человек и не зверь, тянется к звездам в извечном желании, но остается между небом и землей. Да только темное, тяжелое, животное, тянет к себе, а свет остается – опять недостижимо высоко, не допрыгнешь, как не старайся.
И ты лежишь, скаля зубы, подвывая и протягивая руку к небу, которого лишили. Ведь еще секунду назад ты был шаманом, молодым богом на заре мира. Ты плясал, и мир плясал вместе с тобой, ты ловил звезды в ладони, шептал им легкомысленные песенки и отпускал, подбрасывая, как певчих птиц. Твои чудеса не имели причин, ты просто развлекался как ребенок, да ты и был ребенком, просто забыл об этом под грузом мелькающих лет в смертном мире, зато сегодня ты можешь вспомнить. Вот только ночь имеет обыкновение заканчиваться.
Утро застанет врасплох, разбудит росой, пролившейся за шиворот, да первыми робкими лучами солнца. От костров останутся лишь зола и угольки, а голова тяжелая, похмельная, не поднять даже. И душно от ландышей в венке, а чужое тепло под боком и вовсе странно.
Встаешь осторожно, чтобы не спугнуть спящих, и уходишь куда-то в туман, к реке, где шепчутся шаловливые камыши. Можно долго сидеть у корней старой ивы и смотреть, как течет вода, а вместе с ней вниз по течению уплывает похмельная горечь и снова хочется жить, даже со светлой печалью на душе. Она как довесок к ушедшей ночи, послевкусие весеннего дурмана, память о священном безумии, привет от шального Диониса.
Раз в году бывает такая ночь и не больше не повториться для тебя, только для других и то по-своему. С каждым годом все больше горечи и меньше хмеля и лишь на дне души гнездиться память о теплых, пьяных сумерках, о забытом, первобытном танце и любви, от которой хотелось обнять весь мир.
Сказка, сон, мечта. Положить бы ее на дно шкатулки, вместе со старыми письмами, и забыть. А потом случайно найти на чердаке и долго-долго перебирать винно-красные бусинки, фиолетовые перышки, капли лунного света, застывшие в камне, янтарные слезы хмельной ночи, грезить наяву и улыбаться.

@темы: Креатифф, Мысли, и приснилось мне Ехо..., распознавание образов, хочу дарить сказки

22:26 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
весенняя сказка для любимого

Перефразируя одного умного человека: «весна – дело тонкое». Кому-то она нравится, кому-то нет, но одно доподлинно известно: даже в суровом мире будущего, объятом вечной войной, весна тоже бывает.
Для орков она традиционно проходит незамеченной, как, прочем, и любое другое время года. Орки воюют с одинаковым энтузиазмом и при жуткой жаре и при лютой стуже, топча как сугробы, так и первые цветы, и не слишком заморачиваясь о тонких материях.
Имперские гвардейцы замечают весну случайно, в перерыве между боями, когда, прикурив и спрятавшись за ближайшим холмиком, внезапно обнаруживают, что солнце начинает пригревать все сильнее, а вокруг желтеют венчики мать-и-мачехи. Суровое сердце воина при этом неожиданно смягчается и ему хочется нарвать цветов и сплести венок для верной «Саламандры» - пусть тоже почувствует дыхание весны.
Ходят слухи, что по весне эльдары плетут венки и даже пляшут вокруг палки, украшенной цветами. Но стоит вам неосторожно заикнуться об этом в их присутствии и вы тут, же будете иметь счастливую возможность лицезреть свои внутренности при свете ласкового весеннего солнышка. Правдивы ли подобные слухи в отношении темных эльдар нам неизвестно, да мы и не хотели бы их проверять.
О роли весны в жизни Империи Тау и некронов мы не знаем. Может быть, первые совершают по весне набор в свою армию новобранцев из расы разумных цветов, да только никто их в бою не видел, а последние вообще ненавидят все живое, поэтому с них взятки гладки.
Про Десантников Хаоса известно лишь то, что они весну встречают сообразно предпочтениям богов Хаоса, которым поклоняются. Кхорниты, например, безжалостно выкашивают цветочки, оставляя за собою голую пустыню, которую они поливают кровью своих врагов. На политой жидкостью земле вырастают новые цветы, порой довольно опасные виды, которые особенно любят Дети Императора – они украшают ими свои доспехи. Но цветы постепенно увядают и становятся объектом внимания чумных десантников. Что они делают с вестниками весны нам неизвестно, но одно мы точно знаем - после них всегда остается заболоченная и дурно пахнущая низина. Вскоре, над ней начинает клубиться туман, в котором мелькают блуждающие огоньки – Легион Тысячи Сынов забавляется. Про тех же, кто поклоняется Хаосу Неделимому, мы знаем лишь то, что подобные вещи их не интересуют.
О космодесантниках Императора мы тоже ничего не можем сказать, разве что иногда мы встречали их со скромным ландышем в руках, но всякий раз целомудренно отворачивались. Сестры Битвы никогда не скрывали своей привязанности к розам, поэтому ничего нового нам раскопать не удалось.
На этом месте позвольте скромному служителю Ордо Ксенос завершить свой труд. У нас в саду сирень расцвела, а я с детства сам не свой до нее.

@темы: Креатифф, Мысли, Те кого люблю, распознавание образов, хочу дарить сказки

22:39 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
Весенняя сказка для LAW

Долгую и холодную зиму известно ем скрасить: ожиданием весны и жениха из дальнего похода. В день, когда сойдет ноздреватый, желто-прозрачный лед, треснет, расколовшись, скорлупа замерзшей реки, из-за поворота русла покажется ладья. Прощайте, одинокие вечера при свете колючих звезд, прощай холод, от которого даже дышится с трудом – лютая в этом году зима, ничего не спасает. Тем слаще будет первый весенний ветерок, треплющий волосы.
Но это еще впереди, а сейчас даже не верится, что зима когда-нибудь кончится: слишком коротки дни и темны ночи, когда лежишь без сна, глядя, то на колеблющееся пламя свечи, то на тени, что пляшут на стене. В такие губы сами шепчут, просят неведомое: « ты только отдай его мне, не забирай насовсем, позволь вернуться».
А днем, когда солнце только начинает клониться к горизонту и серые сумерки несмело наползают из углов, можно сесть у окна в окружении малолетних племянников, чтобы шерсть чесать, да сказки рассказывать: малышня это любит. На улице трескучий мороз, а в доме жарко натоплена печка и слушать историю о Великом Холоде нестрашно – ну, подумаешь, всего лишь сказка, морок, невзаправду.
- «…Тридцать лет и три года длился он, и животные выходили из лесов, просились к людскому очагу – погреться. Люди не отказывали и зверей не обманывали, даже мыслей о том не было, ведь все были равны перед Великим Холодом…»
Зябко ежатся малыши и жмутся друг к дружке и к тетиным коленям, но слушают с удовольствием. И самой как-то по-детски вериться в чудо, ведь и в самом же деле, не может зима длится вечно!
И тревожно спится потом: среди ночи вскакиваешь в одной рубашке, чтобы выбежать на крыльцо, не чувствуя холода и подставить лицо неожиданно теплому ветру. Всего на какой-то миг поймать его, обещающего солнце, ручьи, бегущие по тропинкам и первые, робкие зеленые стебли, тянущиеся ввысь, к безмятежному небу, полному кудрявых облаков. И пусть потом еще будут холода, от которых кошка Манька прячет нос, прикрывая его лапками, пусть будут колючие метели… все это неважно. Ведь ветер уже обещал весну.
А потом как-то внезапно обнаружишь себя на речном берегу: вода больше не скована льдом и земля вокруг уже, почти очистилась от снега, и всюду на склонах желтеет беззаботная мать-и-мачеха. Шаловливый молодой ветер треплет пряди волос и опять обещает: теперь уже душистую сирень, росу на бескрайних лугах, зарю, что занимается над цветущим яблоневым садом – лето совсем скоро.
Тем временем плещутся весла на реке, и окрест разносится удалая песня: ладья вернулась из-за моря. Та самая, о которой грезила, которую ждала.
Дождалась, красна девица? Так не стой столбом, иди, встречай!

@темы: Креатифф, Мысли, и приснилось мне Ехо..., распознавание образов, хочу дарить сказки

00:15 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
До недавнего времени я и не знала о существовании этих зверьков.
А узнав, решила их нарисовать.

@темы: Креатифф, Мысли, распознавание образов

Осветило солнце с южной земли и дуб, и терновник и ясень. (с)

главная