Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: креатифф (список заголовков)
18:13 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
Октябрь - время странных и злых чудес, когда немеет холодное небо, становится призрачным лес.
Телу уже не согреться, даже встречая рассвет, ведь колесо повернулось и выхода нет,
только встретить лицом к лицу все, что готовит Она,
Каждый в мире почувствовал: скоро будет зима.


@темы: Девушка с Севера, Креатифф, Мысли, распознавание образов

15:57 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
Как всегда слова не могут достоверно передать образы, возникающие в моей голове...
Спой мне песню о тишине, что накрыла все покрывалом, о необьявленной миру войне, обернувшейся новым началом. О руках, на ветру озябших, о траве, что чувствует осень, о глазах, отражающих звезды, о любви, что у неба просим.
Помолчи со мной о венках, что забыли мы на крыльце, о словах, чудесах, именах и о неизбежном конце.
Сделай вид, что он не настанет, будет вечною тишина, старый плед на двоих, кружка чаю и уснувшая в кронах луна.
Сделай вид, что чужие обьятия защищают от холода ночи, что разбитое склеено заново, что зря смерть воронье мне пророчит.
Пой. Шепчи. Обнимай. Люби.
Мне не страшно теперь.

@темы: распознавание образов, Креатифф, Девушка с Севера, в Макондо опять идет дождь, Мысли

01:56 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
Слоупок прошел "Челюсти Гаккона".
Удивлена, что про это ДЛС было столько отрицательных отзывов - оно чудесное. Совершенно прекрасный авварский лор, их практики общения с духами (они требуют от местного авгура познакомить их с Инквизитором! ^^) и зверьми, магия - явно первобытная, которой владели, по-моему, люди до андрастианства. А их бог, Гаккон Зимодых, воплощенный в драконе вообще навел меня на мысль, что не одни тевинтерцы поклонялись драконам, возможно, их считали за богов все люди.
И вот ты идешь по следам Первого Инквизитора, отбиваясь от местных авварских сектантов, любуясь на ярких попугаев, узнаешь грустную историю служения Амердина, тщательно забытую Церковью, размышляешь о своей собственной судьбе, а потом отпускаешь на волю бога, воспаряющего к небесам и...
Лавеллан не верит в Создателя, ее собственные боги оказались просто могущественными вождями, способными изменять реальность, но все-таки не сотворившими этот мир. В силуэте Гаккона же есть нечто щемящее. Будь она человеком, она бы почувствовала первобытный зов, брызги горячей крови на руках, услышала бы пение шамана в холмах, а ее ноги сами подломились бы перед этим величием.
Лавеллан всего лишь простая долийская эльфийка и потому она салютует освобожденному Гаккону и желает ему скорейшего возрождения, в котором никто уже не сможет им управлять. А затем возвращается к родным кострам Инквизиции - намерзлась уже в этих горах.

@темы: я идиот, убейте меня кто-нибудь!, распознавание образов, Мысли, Креатифф, Dragon Age

14:44 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
Ну и для кого ты решил стать героем, чей пепел стучит тебе в сердце сегодня? Зачем ты ломаешь, брат мой, свою душу, кому ты раздашь ее по кускам?
Послушай, послушай, ведь люди конечны, беспечны и хлеб твой надломят и бросят, тебя друг мой, никто и не спросит почем нынче хлеб из бессмертной души?
Я видел так много наивных Иисусов, что душу ломали, чтоб бедным раздать. Едва ли сторицей им все воздавалось, но они все давали, опять и опять.
Быть может так надо, быть может так правда, душа их бездонна - черпать и черпать.
И снова я вижу - хлеб, крест и Голгофа, ведь людям так надо кого-то распять.

@темы: Мысли, Креатифф, распознавание образов

10:14 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
Мне нравится эта незавершенность...)

Скажи мне, друг, куда теперь отправишься ты, только солнце встанет? И что ты будешь делать на земле, когда чудовищ вдруг не станет? Повесишь на стену мечи, осядешь жить с любимой в теплом доме?
Иль снова выйдешь на большак – защитником все тех, кто слаб, ведь кто если не ты, кого они волнуют кроме…
Кроме тебя?
Но ты ведь помнишь – у меча Предназначения два острия и ты - одно из них, и пусть не знаешь ты до сих пор, что значат эти странные слова, ты помнишь, что судьба всегда права, хотя не раз переломить ее пытался и чудо, право, чудо, что еще живой остался и те, кого ты любишь, где-то рядом и дотянуться взглядом до них ведь можешь ты.
Мосты, канавы, улицы, дороги, лица – твой долог путь и ты бывал в столицах, но все же больше ты любил обочины дорог, где мир не так приглажен, больше строг и честен, и кровав, и смертью смерть поправ, ты вышел из яблоневого сада, чтобы найти любовь и дочь и смысл жизни вновь и чтобы нам помочь, которые забыли, что между тьмой в сердцах, на улицах, в лесах, полях и нами всегда стояли ведьмаки – шаги легки, а меч остер и их последний приговор как высший суд для всех нас…

@темы: я идиот, убейте меня кто-нибудь!, распознавание образов, Я на тебе как на Плотве..., Мысли, Креатифф

22:45 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
Тем же вечером полковнику Херинельдо Маркесу пришлось отвечать на телеграфный вызов полковника Аурелиано Буэндии. Это был праздный разговор, не открывший новых путей перед зашедшей в тупик войны. К концу беседы полковник Херинельдо Маркес увидел в окно безлюдные улицы, стеклянные капли на миндальных деревьях и почувствовал, что тонет в одиночестве.
— Аурелиано, — уныло отстукал он ключом, — в Макондо идет дождь.
Аппарат надолго затих. И вдруг прорвался потоком безжалостных точек и тире полковника Аурелиано Буэндии.
— Не распускай сопли, Херинельдо, — чеканили точки и тире. — В августе всегда идет дождь.

И от Макондо до моря идет дождь, в котором тонет все: и мечты о дальних походах в неизведанные земли там, за краем знакомой мне Ойкумены и воспоминания и даже отзвуки песен белых китов, зовущих меня на Север. Но до него не дойти, не доплыть, лишь лес кругом, да дождь, затекший в кости, пропитавший их влагой, дождь, благодаря которому я обрастаю лианами, как зарастет однажды и Макондо, брошенный жителями. Меня давно перестал удивлять тот факт, что в Макондо вечно идет дождь, равно как и то, что ты никогда не знаешь о человеке всего, а те вещи, о которых ты можешь узнать окажутся не такими уж приятными, навроде остовов, что обнаруживаешь в тенистом углу сада и гадаешь: чьи же это кости?
Кап-кап.
В Макондо опять идет дождь.
Кап-кап.
А ты просто привыкни и ради всего святого, не распускай сопли, Херинельдо!
В августе всегда идет дождь.

@темы: Девушка с Севера, Креатифф, Мысли, в Макондо опять идет дождь, распознавание образов, цитато, я идиот, убейте меня кто-нибудь!

21:25 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
После майского даже не дождя, дождичка, над кронами деревьев в лесу клубиться легкий туман - своеобразная крыша, пуховое одеяло, укрывающее засыпающий после дневных хлопот лес. В воздухе пахнет травой, сыростью и хвоей, а еще ноздрей едва касается тонкий аромат, предчувствие, что заставляет медленно пробуждаться от долгой зимней спячки лесных духов.
Рогатые, тонконогие, большеглазые. Это они пляшут у дымных костров Белльтайна, это их неровные очертания падают на низкие закатные облака, порождая страшные сказки, рассказанные на ночь у теплого очага. Это их голоса почти неотличимы от криков ночных птиц, это они перекликаются перед рассветом, скользя над мягким мхом у корней деревьев.
И сердце стучит быстрее: от голосов духов, от шороха дождя, от дымного привкуса костров и тумана, что ласково касается головы и уплывает в сад, чтобы заснуть между ветвей вишни, которая вот-вот зацветет.
Моя весна - это дым костров, шорох дождя, свежесть травы и разговор лесных духов за пять минут до рассвета.

@темы: Девушка с Севера, Креатифф, Мысли, и приснилось мне Ехо..., распознавание образов, я идиот, убейте меня кто-нибудь!

01:57 

lock Доступ к записи ограничен

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:47 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
Каждый год весна приходит и вцепляется в глотку мне,
А я?
Разве осмелюсь я противоречить весне?
Все что рассыпано, все, что растоптано, все, что быльем поросло, было ли не было, сгинуло, вниз по реке уплыло. Скрыто под снегом, спрятано средь подворотен глухих, в тех переулках, где за поводыря выступит пара слепых. Разве похожи между собой мое отраженье и портрет на голой стене? Все что-то чудиться, все что-то слышится, тонет ответ в глубине.
Это весна и в ней полно тех, кто выходит на свет, тех кто влезает в петлю и тех, кто болтается в ней вот уже сотни лет. Время отчаянья, время надежды, глупых и страстных снов, время оков и пробуждения, время линчевских сов.
Тронешь - порвется, наступишь - и треснет, крикнешь - вокруг зазвенит. Воздух все чище, небо все ближе, мир нараспашку - манит!
В землю уйдет с последним подснежником все, что в сердце таишь, мимо ползет, боясь быть замеченной ненависть - серая мышь. Что ж тут поделаешь, чтобы влюбиться, да просто чтобы любить, надо скорее, без промедления, в себе эту мышку убить.
Странное время - Самхейна нет рядом, но пусто в моей голове. Небо все ниже, воздух все ближе, весна в моей голове...

@темы: Девушка с Севера, Креатифф, Локи, ну нахуя, а?, Мысли, я идиот, убейте меня кто-нибудь!

14:27 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
13:46 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
17:15 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
Лавеллан у меня рыжая, с кожей, тронутой солнцем, с глазами, вобравшими в себя всю хрустальную синеву небес. Она худенькая, добродушная и любопытная, иногда любит пошутить и считает, что ее народу надо чаще и больше общаться с другими обитателями этого большого мира.
Первая своего клана, ученица Хранительницы. Маг, постоянно учащийся чему-то новому. На свою ладонь с меткой она смотрит с затаенным любопытством. Что это такое, зачем оно ей и не будет ли от этого больших проблем? В то же время думает, что без всей этой заварушки, она так и не выбралась бы в большой мир и не вдохнула ветра этого мира всей грудью.
Разношерстная компания, окружающая ее в Убежище - предмет ее постоянного интереса. О чем сожалеет Лелиана, что оставила в Неварре Кассандра, какие истории знает Варрик и что думает о магии, Тени, демонах и эльфах ее сородич Солас?
Солас. Когда она спрашивает его мнение о эльфах он отвечает ей с таким пренебрежением, так свысока, что в ее груди горячей волной поднимается возмущение.
- А ты, конечно знаешь, как надо жить? - с иронией вопрошает Лавеллан.
Солас конечно же знает, как без этого. Вероятно, ему пришлось бы по душе, если бы она слушала его с открытым ртом, но Лавеллан уже прошла этот этап.
- Так сделай что-нибудь для них, расскажи им, что знаешь.
Солас отказывается: зачем городским эльфам, без пяти минут рабам шемленов, знать, что их предки жили привольно как боги.
Первая фыркает. Что толку от твоего знания, умник, если оно не помогает другим? Лавеллан уходит с горечью на сердце, ибо понимает, что многие слова Соласа попали не в бровь, а в глаз. У ее народа слишком много недостатков, чтобы их можно было не замечать, но есть и хорошее, так почему ты не хочешь дать подняться этим всходам, Солас?
Она уходит от сородича и тропа приводит ее к Каллену. Он непохож на Соласа, он непохож на мужчин ее клана, который видели в ней Первую, а не женщину. Каллен так мило смущается от ее вопросов о возможных близких отношениях между магами и храмовниками, что Лавеллан не может не хихикать про себя.
Мир оказывается чрезвычайно интересным местом.

@темы: я идиот, убейте меня кто-нибудь!, распознавание образов, Мысли, Креатифф, Dragon Age

11:12 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
В моей жизни не обошлось без кумира юности.

Команданте, команданте, облик твой иконописный, отраженный в пылких книгах и отлитый в монументах, стал давно уже легендой и никто уже не вспомнит, кем ты был, студент Гевара и за что же ты сражался, уходя от нас к вершинам на могучем Росинанте. С черно-белых фотографий ты смеешься нам, потомкам, возвещая о победе твоих юношеских мечтаний, а среди воспоминаний тех людей, кто тебя видел и делил с тобой победы, ты похож на полубога и широкая дорога новых подвигов во имя открывалась пред тобой.
Ты ушел в зените славы и ушел непобежденным – только так ведь и уходят все мечтатели Земли. И неважно, что сиянье черных глаз твоих, Гевара, оборвала злая пуля, команданте, команданте, ты нас всех переживешь!
Но желал ли ты такого: быть застывшей мушкой в камне, ликом на чужих футболках, богом средь других людей? Мы, создав себе кумира, не забыли ль твое имя и про все твои свершения знаем что-нибудь теперь? А иной с небес на земле опустить тебя, мечтая, с торжеством злым обличает все деяния твои.
Команданте, команданте, все это всего лишь мусор, ты ведь жил, дышал, сражался и, конечно же, мечтал. Так вперед, студент Гевара, не страшись ты ранней смерти, свое место в нашем сердце ты давно уж заслужил!

@темы: Креатифф, распознавание образов, Мысли

00:41 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
У меня в этом году совершенно особое ощущение осени и грядущего Самхейна...

Как падают, падают листья, мешается злато с кровью и смерть на перепутье повенчана ныне с любовью, так рвется до треска небо, скрипит колесо за гранью, рогатые по лесу рыщут, скрывая в корнях свою тайну.
И снова, как встарь, ожидай ты охотников над кромкой леса, послушай, тебе ли боятся каких-то христианских бесов? Гораздо страшнее всадник, что мчит на кобыле-Ночи, глаза чьи горят угольями, чей хохот лишь гибель пророчит.
Скорей! Одевай кольчугу, пристегивай меч, непокорный, пляшет в стойле конь твой, пегий и страшно задорный. Сегодня ты едешь на битву, туда где миры столкнуться, где Колесо встанет, чтобы к Зиме повернуться. Только ты не сдавайся, не бросай меч раньше срока, не давай обещаний, не исполняй зарока. Просто бейся за завтра, что может и не начаться, но тебе не впервой ведь со смертью своею встречаться?
Падают, падают листья – золото и багрянец, в чаще лесов рогатые завершают свой танец, Колесо со скрипом встало, но на одно мгновение и покатилось снова уже к Зиме во владенье.

@темы: Креатифф, Мысли, архетипы, распознавание образов, романтика супермассивных черных дыр, я идиот, убейте меня кто-нибудь!

19:43 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
Если хотя бы одному человеку интересно то, что я пишу...
Продолжение истории про некроманта.

читать дальше

@темы: Креатифф, Мысли

19:31 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
Меня всегда по-особому привлекала и интересовала тема некромантии. Не как ремесло поднятия неаппетитных зомбаков, а скорее вопрос: что это, как это и откуда возникло?
Ну я решил пофантазировать и... понеслось.

История одного некроманта, но не Фесса

@темы: распознавание образов, Мысли, Креатифф

17:41 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
Мой август. Слышишь? Обернись!
Сегодня время звездопада, сегодня кружиться земля, а я зову тебя с собой, хотя и знаю что не надо, в тот край, где небо над землей так низко, что заложило уши от тихой, звонкой глубины, в которой были рождены все звуки, песни, имена и где сказать тебе должна, но все слова свиваю в косы – стелить по тающей земле, тянуть к сверкающей воде и не важны тебе вопросы: что небо даст тебе и мне?
А ядовитый запах яблок уж пропитал мое нутро, от Персеид мне так светло, что горько как-то, жутко жарко и повело и повело! Танцуй! – так скажешь мне и тут же, пущусь я в пляс, забыв себя, как вертится, ополоумев, от звездопада, синих сумерек, пьянея, матушка-земля. Ну, а потом, уж после хмеля, в туманах с гор заледенею и засмотрюсь как в вышине, мигая, солнце выплывает, даря покой тебе и мне.
И колесо в твоих руках почти закончит оборот, стирая в мелкий-мелкий прах дней лета скоротечный ход. И полетят над зыбким полем стада голодных журавлей – на юг, на юг, за жарким морем их ждет приют и нас там ждут? О нет, ты знаешь приговоры – уж на траву ложиться снег и время убыстряет коротких дней поспешный бег. Так вот, танцуй, пока есть время, хмелей под полною луной, ведь уж совсем преступно скоро расстанемся, мой друг, с тобой.

@темы: я идиот, убейте меня кто-нибудь!, романтика супермассивных черных дыр, распознавание образов, Мысли, Креатифф

14:24 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
Когда вопросы не дают покоя...

Земля давно не помнила таких холодов.
В своих домах попрятались не только люди: звери тоже расползлись по берлогам и старались лишний раз не вылезать на трескучий мороз. Лишь народ холмов и лесов изредка мелькал среди мертвых стволов в поисках пищи.
Большеглазые тени скользили по плотному насту, следили за малейшими признаками движения и все чаще и ближе подходили к людским деревням. Осторожно обходили пышущие жаром огня кузни, жадно лакали молоко, выставленное за порог, и косились на подковы, подвешенные над дверьми. Страх железа гнал их прочь, но отчаянье подступало все ближе и они понимали, что однажды даже этот страшный людской оберег не остановит их.
Невыносимый холод сильно ослабил Королеву. Она не могла больше двигаться и лежала в тени большого дуба, с каждым часом становясь все слабее, и почти не реагировала на их жалобные стоны и робкие прикосновения.
Они знали, что делать.
Ведомые ее голодом и болью, неслышными тенями неслись дети леса над сугробами. Ей нужна была чужая жизнь, и они готовы были отдать свои без колебаний, но это не решило бы проблемы, да и она запретила им даже думать об этом. Поэтому они пришли в людскую деревню.
Железо над дверью причиняло им кошмарную боль, но они вытерпели ее. Подражать голосу домашних животных они умели плохо, но страх за жизнь Королевы придал им сил. Люди открыли дверь – всего лишь небольшую щель, но им было достаточно и этого. Под вопли матери и крики отца, выскочившего им вслед из дома с железом в руках, они неслись по улице в синеющую полумглу, унося с собой драгоценную добычу – ребенка.
Когда они добрались до Королевы, она едва дышала. Они положили ей в руки слабо попискивающий комок, глаза Лесной Госпожи медленно открылись и взгляды ребенка и сидхе встретились.
Несколько мгновений они смотрели друг на друга, а затем глаза Королевы остекленели, она судорожно вздрогнула и испустила дух. Сначала потихоньку, а затем все громче жалобный вой покатился по спящему лесу. Они собрались у тела своей госпожи – потерявшиеся, ошеломленные, готовые умереть вслед за ней. Внезапно, дитя в ее мертвых руках засмеялось, нарушив складный хор горюющих сидхе, а затем дернуло мертвую Королеву за спутанные кудри.
Они замерли.
Что решили они меж собой, там, в тени старого дуба? Им была неведома обычная людская жалость, но они знали, что жизнь всегда торжествует, а вслед за старым всегда приходит новое. Когда-то они были неизменны и вечны, но эти времена прошли. Им приходится выживать в суровое время, время железа. Но одно правило из их прошлой жизни всегда оставалось неизменным: Королева должна быть всегда.
Так будет и сейчас.
Люди пахли железом и страхом, и она пахла также, но с каждым годом все меньше. Она привыкла к вечной полутьме, в которой они проводили большую часть времени, если не спали, и ее глаза стали больше, а кожа бледнее. В свои волосы она вплетала цветы, листья и ягоды, подражая им, а вместо одежды носила шкуры или вовсе бегала голышом. Она привыкла к их языку, в котором почти не было слов, только певучие звуки и свист и слова людской речи теперь показались бы ей слишком грубыми.
Она знала, что они как-то выделяют ее из прочих, но не знала причин. Ее слово было законом, и она не спрашивала, просто принимала это как данность, хотя порой и пугалась своей власти.
Они учили ее, любили и лепили по своему образу и подобию, а она, как мягкая глина, приняла ту форму, которая была им нужна. Она не была похожа на Королев старых времен, но она была похожа на народ холмов и лесов, и им этого было достаточно.
Судьба столкнула ее с человеком, когда ей сравнялось пятнадцать зим. Уставшая, она шла с охоты и на опушке леса увидела странного двуного зверя. Любой другой сидхе, едва увидев человека, спрятался бы, но она была любопытна и поэтому, скинув с плеча труп косули, без опаски подошла к нему.
Двуногий сильно испугался при виде ее: от него несло едким запахом страха, он издавал странные звуки, а затем схватился за странную блестящую штуку. Несколько раз взмахнул перед собой, как бы обороняясь, а затем с диким ревом кинулся на нее.
Она так и не поняла, почему он напал на нее, но приняла это, как принимала дождь или снег. Убить его было не сложнее, чем оленя, но усталость брала свое, и он умудрился ранить ее.
Она отшатнулась, инстинктивно зажав рану ладонью и с недоумением бросив взгляд на кровь под пальцами. То, что у нее красная кровь немало удивило двуного – он издал странный возглас, но это чувство было последним, что он испытал перед тем, как ее нож с бронзовым лезвием, пропорол ему шею.
Она упала на колени рядом с его остывающим телом и несколько мгновений смотрела, как жизнь покидает его. Ее трясло от усталости и удивления: еще никогда в жизни на нее не нападали так. Звери обычно мало что успевали понять, но этот-то видел ее, она показала ему, что не собирается на него охотиться, так почему?
А затем она поднялась, пошатываясь, и зачерпнула в ладонь его крови, щедро оросившей траву вокруг тела двуного. Охота ли или поединок, но есть правило и его нельзя нарушать. Они в любом случае спросят ее о ране, и она должна будет ответить.
Легкими взмахами-мазками, она нанесла на лицо короткую, но бурную историю их встречи, тихо посвистывая. Его кровь была еще горячей и пахла застарелым страхом и еще чем-то, чему не было названия, но этот запах был ей смутно знаком.
Впрочем, это не имело особого значения.
Королева леса отвернулась от тела человека, убитого ею, подняла с травы добытую на охоте косулю и покинула опушку. Ее все еще немного трясло от пережитого. Очень сильно чесался лоб, и она рассеяно потерла его.
Лес зашумел что-то о дожде, и она поспешила домой.
Медленно пробивая кожу на ее голове, стремились к свету солнца маленькие рожки.

@темы: Креатифф, Мысли, архетипы, распознавание образов

00:39 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
Море плещется у меня в волосах, толкает под лопатки, шепчет о дальних походах и чужих берегах. Но мне не встать: то ли свинцовая тяжесть воды тянет на дно, то ли души уже нет в теле, да и немудрено - в высоком и ясном небе, среди редких облаков, хочется заблудиться и забыть о бренном теле, которое качают холодные морские воды.
Волны выносят меня на берег, на белый сыпучий песок, в которой инстинктивно погружаются пальцы: чтобы просеять краткие мгновения смертной жизни и вернуть их земле. Я смотрю на бесконечную синеву небес - почему-то именно северное небо в ясную погоду имеет настолько нестерпимо яркий цвет, что глазам больно.
А потом внезапно скручивает: тело извергает из себя воду прямо на песок, исторгает из жил влагу, уже успевшую напеть в уши свои песни, и на какой-то момент чувствуешь себя раковиной, хранящей неумолчные мелодии моря. Оно помнит бесчисленные походы под разными парусами и молитвы о благополучном возвращении, хранит в своей утробе тех, кто не вернулся и поет колыбельные новым героям. Безмятежная сталь и буйная синева, вечно вздыхающий среди скал зверь, Варяжское море, оставившее в жилах своих детей по капельке своей колдовской влаги.
Мой дом здесь, море, у твоих берегов, под высокой сосной. Этот дом рад ветрам, в этот дом вхож любой, кто не носит зла в сердце, а огонь в его очаге никогда не гаснет. И сколько бы дорог я не прошел, где бы не побывал, ведомый твоим зовом, память крови всегда возвращает меня назад, к родному порогу.
Возьмешь ли на память монетку с чужих берегов, будешь ли хранить ее до следующей весны?
Шепчет что-то себе под нос, столь древнее, что никто уже под этим небом не поймет этих слов. Но я знаю, что море не против.
Кусочек металла легко соскальзывает с ладони и падает в воду с едва слышным всплеском. Добытое мечом или ладным словом на торге? Морю это не важно, море принимает все. И всех.
Примешь ли ты меня, когда истечет мой срок среди людей? Я готов стать пеной морской или водорослью, что качается в прохладной синеве. Рыбой я проплыву по маленькой лесной речушке до самого устья, а оттуда - в море. Чайкой буду парить среди волн, прижиматься к гранитным утесам, прячась от вздорного ветра.
Мне не измерить моей любви к тебе, море Варяжское. Сколько рек питает тебя, сколько людей поет такие разные, но удивительно схожие песни на твоих берегах? Ты - ориентир для того, кто долго продирался по лесу, топтал молодой ельник, плутал среди берез и, едва касаясь пальцами сосновых стволов, выходил, наконец, на берег, с улыбкой встречая тебя под низким северным небом.
Даже если уйду я от тебя когда-нибудь, ты от меня никуда не уйдешь, оставшись в крови, плескаясь в душе. Песни я буду петь твоим голосом и кого-то баюкать, как ты усыпляло меня.
Ты навеки со мной, мое северное море.

@темы: я идиот, убейте меня кто-нибудь!, распознавание образов, Мысли, Креатифф

22:40 

Меня больше не интересуют вещи, за обладание которыми надо сражаться с другими людьми (с)
Капитан подкинул мне одну идею, а я воплотила ее как умею.

Они не помнили своих прежних богов и героев.
Предки пришли откуда-то из страшного далека, отделенного от их планеты холодной бездной и годами пути на космических кораблях. И хотя их дом находился в стороне от основных путей, космические корабли Межзвездной федерации изредка заглядывали и в их маленький космодром на берегу океана.
Когда первые переселенцы прилетели на эту планету, они принесли с собой целых ворох земных религий, но перед лицом бескрайних лугов, остророгих гор, морей цвета старого вина и джунглей, полных высоких и тонких стеклянных деревьев, люди постепенно начали забывать своих богов, а вместе с ними и давние религиозные разногласия.
Новые боги возникали постепенно и естественно: богиня-Земля в платье из стеклянных нитей, ассоциирующихся с лесами, в волосах у нее запутался венок из травы. В ее бездонных глазах отражался Отец-небо, бескрайний, что приносит свет солнца и звезд и прокладывает пути во мраке. Были боги гор - суровые и молчаливые, близкие к Отцу, боги морей, океанов и рек, близкие к Матери, дарящие жизнь или отнимающие ее, но данная двойственность не смущала людей, ибо в ней была сама соль жизни.
В лесах, полях и горах бродил бог охоты, с волосами цвета ночи, а среди звезд шел бесконечными путями Странник - один из главных богов. Может быть то была память о долгом странствии их предков или стародавняя тоска по звездах, но именно этот бог почитался ими наравне с Матерью и Отцом. Про него рассказывалось немало легенд: о трудном пути по каменной тропе астероидов, о цели Странника, лежавшей за пределами Мироздания - там где кончаются звезды и начинается тьма, из которой все пришло. Поговаривали, что в глазах его нередко отражаются рождающиеся и умирающие звезды, он ходил мимо черных дыр и бестрепетно покинул их, не попавшись в страшную ловушку.
Мало кто знал, как точно выглядит Странник, но наиболее часто указывали на барельеф, изображавший пионеров космоса в скафандрах и говорили - вот он, в шлеме и комбинезоне, парит среди бесчисленных звезд, связанный пуповиной с кораблем-матерью.
Прилетавшие изредка корабли, привозили людей из Межзвездной федерации, которые посмеивались над этими наивными верованиями и это начало обижать людей. Но жрец успокоил людей и задумчиво пожевав губами, произнес:
– Не держите зла на них. Наверняка у них есть свои боги, которые хранят их дом. Странник тоже сопровождает их, будьте уверены. Иначе как же они преодолевают путь, полный опасностей и не умирают среди звезд, под взглядом Отца?
И люди согласились с тем, что Странник хранит всех, даже заносчивых гостей из других миров.
Они и не знали, что среди больших людей, управлявших Межзвездной федерацией, их планета считается среднестатическим сельскохозяйственным миром, не представляющим стратегической ценностью, но даже если бы узнали, то не удивились бы, а сочли абсолютно нормальным.
– Все мы часть чего-то большего. – сказали бы они. – Все проходит под взглядом Отца.
Так проходили годы, годы складывались в десятилетия, а потом и в века. Люди вышли за пределы нашей Галактики и двинулись к соседним, по межзвездной тьме, в которой не было взгляда Отца, но незримо присутствовал Странник, хранящий на неверном и опасном пути. И никто уже точно не помнил, откуда пошла вера в него, но на каждом корабле обязательным был его амулет в капитанской рубке.
– Странник, сохрани и проведи. – шептали тысячи губ, перед началом пути через бескрайний звездный океан. – Защити от опасностей в пути.
И он защищал, а как же иначе?

@темы: романтика супермассивных черных дыр, распознавание образов, Мысли, Креатифф

Осветило солнце с южной земли и дуб, и терновник и ясень. (с)

главная